TVD: BURNING ALIVE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TVD: BURNING ALIVE » ЛАРЕЦ САМОЦВЕТОВ » вся жизнь впереди, надейся и жди [нужные персонажи]


вся жизнь впереди, надейся и жди [нужные персонажи]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Рано или поздно в наших головах поселяются идеи, подсказывающие нам, что тот или иной персонаж мог бы отлично вписаться в жизнь вашего, именно для таких вот идей создана данная тема. Вы в праве написать заявку на нужного персонажа, указав всё необходимое; мы рекомендуем использовать изображения размером 245 на 150 px, но это не столь принципиально, просто подобные изображения смотря более органично и красиво.
А вообще помните - кто ищет, тот всегда найдет!

ИМЯ И ФАМИЛИЯ ПЕРСОНАЖА
[заглавными буквами на англ. и/или русском]

ИМЯ И ФАМИЛИЯ ВНЕШНОСТИ
[заглавными буквами на англ.]

Я уже потерял(-а) счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужен(-на). Насколько мне известно, ты - раса вот уже цифра лет. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в городе, что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.

http://burning.f-rpg.ru/files/0013/c5/28/33522.jpg

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

достаточно кратко описываем судьбу персонажа, указывая основные факты биографии; когда и где родился, кто на ком женился - всё самое интересное, все самые грязные сплетни и подробности жизни;

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

прописываем взаимоотношения с Вашим персонажем; прописываем ярко и красочно, понятно, чтобы заинтересовать потенциального игрока; указываем дальнейшую сюжетную линию и планы на персонажа.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

указываем все Ваши пожелания; то, что Вы не смогли написать в пунктах выше, но то, что является неотъемлемой частью самого персонажа или же Ваших желаний

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

пост под спойлер

Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td width=50% bgcolor=#4b3c30][align=center][font=Cambria][b][color=#d1cdc2][size=12]ИМЯ И ФАМИЛИЯ ПЕРСОНАЖА
[заглавными буквами на англ. и/или русском][/size][/color][/b][/font][/align][/td]
[td width=50% bgcolor=#4b3c30][align=center][font=Cambria][b][color=#d1cdc2][size=12]ИМЯ И ФАМИЛИЯ ВНЕШНОСТИ
[заглавными буквами на англ.][/size][/color][/b][/font][/align][/td]
[/tr]
[tr]
[td width=50% bgcolor=#d1cdc2][align=justify]Я уже потерял(-а) счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужен(-на). Насколько мне известно, ты - [b]раса[/b] вот уже [b]цифра[/b] лет. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в [b]городе[/b], что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.[/align][/td]
[td width=50% bgcolor=#d1cdc2][align=center][img]http://burning.f-rpg.ru/files/0013/c5/28/33522.jpg[/img][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#4b3c30][align=center][font=Cambria][b][color=#d1cdc2][size=12]ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ[/size][/color][/b][/font][/align][/td]
[/tr]
[tr]
[td bgcolor=#d1cdc2][align=justify]достаточно кратко описываем судьбу персонажа, указывая основные факты биографии; когда и где родился, кто на ком женился - всё самое интересное, все самые грязные сплетни и подробности жизни;[/align][/td]
[/tr]
[tr]
[td bgcolor=#4b3c30][align=center][font=Cambria][b][color=#d1cdc2][size=12]ДЫХАНИЕ В УНИСОН[/size][/color][/b][/font][/align][/td]
[/tr]
[tr]
[td bgcolor=#d1cdc2][align=justify]прописываем взаимоотношения с Вашим персонажем; прописываем ярко и красочно, понятно, чтобы заинтересовать потенциального игрока; указываем дальнейшую сюжетную линию и планы на персонажа.[/align][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#4b3c30][align=center][font=Cambria][b][color=#d1cdc2][size=12]ДОПОЛНИТЕЛЬНО[/size][/color][/b][/font][/align][/td]
[/tr]
[tr]
[td bgcolor=#d1cdc2][align=justify]указываем все Ваши пожелания; то, что Вы не смогли написать в пунктах выше, но то, что является неотъемлемой частью самого персонажа или же Ваших желаний[/align]
[spoiler="[align=center][font=Cambria]СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ[/font][/align]"]пост под спойлер[/spoiler][/td]
[/tr]
[/table]

0

2

KOL MIKAELSON | КОЛ МАЙКЛСОН

NATHANIEL BUZOLIC

Я считаю годы со дня нашей последней встречи и знаю, что ты найдёшь меня, ведь мы всё ещё не квиты. Насколько мне известно, ты - первородный вампир вот уже более тысячи лет, но выглядишь вечным 23-летним мальчишкой. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Новом Орлеане, что пугает меня и заставляет скрываться, но ведь не за горами наше скорейшее воссоединение.

http://31.media.tumblr.com/c19da0b59640d5af284bb4520887f5a7/tumblr_mq5fo0oUGm1qfbv2lo9_250.gif

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

   1848 год. Кол со своим братом Элайджей остановились в княжестве Валахия (ныне Румыния). Кто знает, что за дела привели их в столь отдаленное место, но задержались они там не на такое уж долгое время – от силы пара месяцев была в их распоряжении. Гиблый городишко, половина населения которого спилась, остальная же пытается этого не сделать, вкалывая день и ночь. Вряд ли это место обладало большим разнообразием развлечений, особенно для непривыкшего к скуке Кола. Несколько вечеров, проведённых в местном трактире, натолкнули младшего Майклсона на мысль о развлечении, весьма далеко идущем, к слову.
   План был обдуман, осталось только действовать. Не так уж и трудно было внушить хозяину трактира избить собственную дочь, а старший братец [Элайджа], так проникшийся судьбой девушки и так кстати заглянувший в трактир не устоял и напоил бедную собственной кровью, вылечив её от ран и ссадин. Оставалось только лишить девушку жизни, сделав её вампиром, чтобы после наблюдать за происходящим. Дело за малым, дело сделано. Вновь работает внушение, и уже старший брат юной особы, не понимая, что происходит, душит ту в её собственной кровати, после чего избавляясь от тела.

   Я очнулась в канаве. В грёбаной грязной канаве. Открыла глаза, вдыхая этот пропитанный вонью воздух в собственные лёгкие, кашляя от терпкого вкуса своей крови во рту и грязи. Нужно ли говорить о том, что я не понимала, что со мной произошло? Не понимала, почему я здесь. Почему собственный брат придушил меня. И почему я жива. Почему на мне всё зажило, как на бродячей собаке. Я начинала вспоминать то, что когда-то было забыто. Я вспомнила вчерашнюю ночь, когда отец избил меня, вспомнила незнакомца в своей комнате, но это никак не помогало мне понять всё остальное и найти ответы.
   Я шла по улицам, словно привидение, но тёмной ночью не было ни души. Не хотела возвращаться домой, не знала, как и что сказать, но знала реакцию своих близких – я боялась вновь оказаться в той же канаве. Мой взгляд наткнулся на человека, еле-еле волочащего свои ноги по земле, его руки были сбиты в кровь, на лице кровоподтёки и, кажется, ему досталось подобно мне вчера. Но этот дивный запах так манил. Я сначала не понимала, что мною движет, куда меня несут ноги столь стремительно, не понимала я и то, как столь легко впилась в шею этого бедняка. Но его кровь была на вкус словно нектар какого-то неизвестного мне до ныне волшебного цветка. Сердцебиение, что доносилось до моего слуха, почти стихло, когда меня отшвырнули. Да, именно отшвырнули куда-то в сторону с той силой, какая не знакома человеку. Я кинулась вновь, словно зверея, не в силах остановиться перед запахом, вкусом и желанием, но так и не достигла цели, будучи прижата к стене. Пелена, что застилала мои глаза рассеялась, и я вновь увидела перед собой того незнакомца.
   Страшно представить, что я из себя представляла в тот момент. Вся грязная и оборванная, с горящими глазами и желанием прикончить бедняка, обескровив его, с почти рычанием на устах…

If you could only see the beast you've made of me,
I held it in but now it seems you've set it running free,
Screaming in the dark I howl when we're apart,
Drag my teeth across your chest to taste your beating heart

   Прошло несколько недель с того момента, как моя жизнь изменилась. Я почти привыкла к новой сущности, ещё некоторое время мне понадобится, чтобы научиться себя контролировать полностью, а пока я занимаюсь самосовершенствованием. Меня учат читать и писать, я даже выгляжу как леди. Своих родных я больше не видела, у меня новая семья. Мне рассказали обо всём, что мне необходимо теперь знать, а я впитывала эти знания, словно губка, я так внимательно не слушала никогда. Я старалась постичь всё, что мне говорили, старалась понять и запомнить, зная, что у меня ещё долгие годы впереди. Пятьдесят, сто, тысяча лет и все они мои, они принадлежат только мне.
   Все мои чувства и эмоции были обнажены, словно на обозрение показаны всем и каждому, а в первую очередь мне самой. Я злилась по каждому пустяку, радовалась из-за каждой мелочи и плакала, хотя ранее никогда по моей щеке не скользила слеза. День за днём я училась самоконтролю, пытаясь выбросить из своей головы мысль о мести. Да, я жаждала отомстить своему отцу за каждый удар, что он нанёс мне, своему брату за то, что его пальцы сомкнулись на моей шее. Но мне запретили.
   Элайджа. Его имя было Элайджа и это именно он посещал в тот вечер наш трактир. Сначала объяснения того, что произошло, были мне совсем неясны, но позже всё встало на места. После того, как отец избил меня, ночью Элайджа исцелил меня своей кровью. Он был добр ко мне и сейчас, пытался сделать так, чтобы я не натворила глупостей, а я пыталась слушаться его во всём. Его кровь в моём организме сделала меня вампиром, когда я издала свой последний вздох. И этого бы не произошло, ничего бы не произошло, просто случайность, недоразумение. И я в качестве головной боли свалилась на него.
   Спустя месяц, а, может быть, два Элайдже пришлось покинуть нас. Да, именно нас, теперь за мной присматривал его младший брат Кол. И с ним было гораздо веселее и свободнее. Он ничего не запрещал, с ним я могла позволить себе многое. И я перешла черту. Моё желание мести перевесило здравый смысл и крики совести, а Кол лишь подначивал, не считая плохим тот факт, что я исполню собственное желание. И я сделала это. Убила свою семью, даже не задумавшись, я не думала ни о чём, кроме своих желаний. Полегчало ли мне? Может быть, да, а может и нет, я не могла с точностью дать ответ в тот момент. А далее вновь та пелена, что уже застилала мои глаза в первый день моего обращения.
   Мы много путешествовали, за нами чуть ли не реки крови лились. И, о боже, мне нравилось это. Я чувствовала себя сильной, независимой и свободной, но как же ошибалась тогда. Мы путешествовали вдвоём, бывали в разных городах и странах и никогда не возвращались туда, где уже оставили свой след. А потом мне надоело. Нет, не наскучило убивать, мне всё нравилось, просто надоело одно и тоже. И знаете, что я сделала? Сбежала. Когда-нибудь, ученик превосходит своего учителя, и я сбежала, прихватив с собой пару каких-то побрякушек и блестящих украшений. Я бежала, не останавливаясь, потому что знала, что Кол на шаг позади меня. Мне нельзя было останавливаться. Я провела с Колом почти пятьдесят лет, он знал меня наизусть, а теперь я пыталась обхитрить самого хитрого вампира на свете. И знаете, мне почти удалось, я не попадалась на протяжении десяти лет, а следующие десять стала чувствовать себя свободнее, но продолжала оглядываться, пока не узнала, что Кол в гробу. Никлаус, о котором ранее я только слышала из уст братьев, вонзил кинжал в сердце моего учителя. В тот момент я почувствовала свободу. Всё начиналось для меня заново. Моя жизнь в третий раз должна была начаться с чистого листа, но на этот раз я была хозяйкой самой себе.

   2011 год. Сентябрь. Кол уже пару месяцев как бодрствует, ведь кинжал был вынут из его сердца. Стоит ли говорить о том, что им вновь овладело желание отомстить? Идея-фикс, не дающая спать спокойно - найти беглянку, ведь это он создал её такой, какая она есть, всё это его рук дело. Злой рок, судьба, но внезапно он узнает, что Новый Орлеан таит в себе не только множество тайн и загадок, этот город не только терпит борьбу за власть двух королей, но и прячет на своих улицах беглянку. И он уже на финишной прямой.

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

Я не хочу ранить тебя. Я просто хочу сделать тебе больно. (с)
   Ты знаешь, каково это – бежать, не оглядываясь, а просто чувствуя присутствие за спиной? Шаг за шагом пытаться опередить тебя, но понимать каждый раз, что ты дышишь в затылок. А потом краем уха услышать, что ты больше меня не побеспокоишь, потому что в твоей груди красуется кинжал, так славно подаренный тебе твоим же братом. И наступает спокойствие, постоянно прерывающееся каким-то липким и противным страхом, сковывающим моё тело, потому что я знаю, что когда-нибудь ты вновь придёшь. Ты знаешь, каково это – жить в своём самом кошмарном страхе сотню лет? А после почти с облегчением посмотреть вновь в твои глаза, нервно сглатывая и не в силах больше бежать, то ли потому что страх приковал меня к земле, то ли просто нет сил двигаться дальше.
   И ты издеваешься, продолжая криво ухмыляться, глядя на меня, измученную и почти готовую умереть. Я молю о пощаде, пренебрегая гордостью и достоинством, молю, чтобы ты отпустил меня, обещая вернуть всё до последней побрякушки, которые украла. Но разве они нужны тебе? Разве в них дело? Ты давно затеял эту игру, правила известны только тебе одному, а я живу в неведении. И я даже не догадываюсь о том, что когда-то именно ты внушил моему брату убить меня, подстроил всё так ловко, наблюдая, сколько же ещё я выдержу. Ты надеялся, что я не переживу все эти испытания? Может быть, пожелаю смерти от осознания того, что собственноручно убила своих родных и ещё с десяток жертв после этого? Но я внешне так легко двигалась дальше, что игра становилась ещё интереснее, не так ли? Но она зашла слишком далеко, и пора бы остановиться, расставив все точки над «и». Ты не учел одного факта, известного миру, - всё тайное становится явным. Что если я узнаю? Что если правда вылезет наружу, раскрывая все твои поступки, но утаивая намерения?
   Я сбегу опять, сбегу очередной раз, когда ты отвернёшься и будешь думать, что этого не произойдёт, а потом вновь попадусь. Ведь это всё, что у меня осталось. И это всё, из чего состоит моя жизнь. Я не могу просто взять и оставить прошлое позади, как сделала когда-то с родителями и братом, ты – всё, что у меня есть. И, даже несмотря на все эти бесконечные издевательства и литры крови, я люблю тебя? А ты меня? И если нет, то почему ты не можешь отпустить свою самую забавную игрушку и развлечение на волю, словно птицу из клетки.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Я не буду очень долго описывать, что хочу видеть игрока активного и интересного, не буду описывать все желаемые хорошие качества, которые хотелось бы видеть в Вас. Я просто скажу, что прежде чем брать роль, подумайте, а потом ещё раз и ещё раз, потому что у меня в голове полно идей для развития подобных взаимоотношений и не хотелось бы растрачиваться впустую. Меня вдохновляет эта история, и я совсем против того, чтобы юная убийца Гилберт покончила с Колом, поэтому мы возьмём альтернативный вариант - младший Майклсон жив, а Елена прикончила кого-то ещё, кого не жаль. И у Кола есть своя история, которая связана с моим персонажем. Я не могу сказать, к чему всё это приведёт, потому что конец этой истории будет зависеть от многих факторов; но необязательно видеть в моей заявке любовь до гроба или что-то в этом роде, нет, заявка не о том.

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

I woke up. I was stuck in a dream.
You were there. You were tearing up everything.
We all know how to fake it, baby.
WE ALL KNOW WHAT WE'VE DONE.


Where we got left to run?

   Проваливаюсь в очередную порцию сна, спеша в царство Морфея, правда на этот раз лишь темнота вокруг, ничего более, и воспоминания уже не мучают меня. Сон чуткий, вздрагиваю из-за резкого порыва ветра, что колышет потрёпанные занавески, слышу чьи-то тихие шаги наверху, ворочаюсь. Сплю плохо, но пытаюсь окунуться в эту темноту, я люблю её, я не люблю воспоминания, хоть они и напоминают мне о содеянном, останавливают меня, руководят мною; они засели в моей голове, в подсознании, а я не могу от них избавиться, устала пытаться. Наконец мне удаётся не слышать этих тихих шорохов вокруг, не слышать шагов и разговоров за стенами, позволяю себе расслабиться, поддавшись этой наступающей темноте. Я проваливаюсь в сон достаточно быстро и резко, также резко всегда и просыпаюсь, открываю глаза, когда вокруг ещё темно, едва ли светает, но нет смысла вновь пытаться уснуть. Мне не снится ничего, темноту лишь изредка разрезают какие-то цветные узоры, северное сияние, молнии, но всё ни о чём; не имеет смысла. Всё в моей жизни не имеет смысла.
   Просыпаюсь медленно, начиная издалека, но распахиваю глаза резко, ещё не приподнимаясь на кровати, но уже чувствуя чужое присутствие, призраком вцепившееся в стены моей комнаты в этом захудалом отеле. Шаги медленные, силуэт едва ли освещён лунным светом, который слегка боязливо проник в моё открытое окно. Лица не вижу, как ни пытаюсь всматриваться, отмечаю лишь высокий рост, понимаю, что передо мной стоит мужчина, и я не знаю, что должна сделать. В мысли закрадывается тот факт, что на прикроватной тумбочке всё ещё лежит нож. Мне нужна секунда, даже меньше, чтобы до него дотянуться, ещё секунда, чтобы приблизиться к молчаливому силуэту. Он что-то произносит одними губами, делая ещё шаг, лунный свет всё также боязливо проходится по тёмной фигуре, но я не слышу или не хочу слышать этих слов, не верю, но узнаю черты лица. В моих глазах ужас, смятение, неверие – всё настолько перемешалось, что я не знаю, что чувствую. Страх. Липкий, мерзкий, сковывающий всё тело страх, мешающий дышать, сцепляющий свои худощавые пальцы на моём горле, задыхаюсь. Сама не понимаю когда и как, где взяла силы, но резким движением поднимаюсь с кровати, отскакивая в противоположную от фигуры сторону, прижимаясь к стене. Так неосторожно задеваю рукой ночник, разбивающийся вдребезги, толкаю прикроватную тумбу; всё слишком громко, отчего резко вздрагиваю. Страх мой неконтролируем, оттесняющийся паникой. Моё подсознание кричит, вопит, вгрызается в стены, мечется в панике, бьётся в истерике. Кричит: «Я убила!», но я молчу, пригвождённая неведомой силой к стене, царапая ногтями шершавую поверхность. Смотрю рассеянно, во взгляде паника, непонимание, желание сбежать. Глаза на мокром месте, в них застрявшие на полпути слёзы, которые будто бы не знают, то ли ливнем разразиться, то ли не стоит, не время. Наконец делаю вдох, рваный, быстрый, потому что воздуха не хватает, задыхаюсь, мотаю головой, быстро, медленно, все движения спутаны и непонятны.
   Я не верю в эту реальность. Это обман, иллюзия, не поддающаяся объяснению с моей стороны, не поддающаяся моему понимаю. Ложь, чья-то злая шутка. Передо мной стоит мой брат, мой родной любимый брат, но я убила его. Подсознание вновь кричит об убийстве, кричит так громко, что я морщусь, словно от боли, словно мои барабанные перепонки лопаются от этого визга. Опять мотаю головой, не глядя на уже освещённый ночным светом силуэт, закрываю глаза. Зажмуриваюсь так сильно, распахиваю глаза вновь, но мужчина передо мной не исчезает. Надеялась ли я на это? Хотела ли? Я бы поверила, поверила бы во внезапное исчезновение больше, чем в эту реальность, в которой он здесь, совсем рядом. Вновь шумный вдох, кажется, я слышу только этот звук – как дышу, как всё ещё царапаю стену, слышу шаги на улице, звон ключей где-то в коридоре, тихий разговор включенного телевизора. Звуки смешивают в монотонный гул, а я медленно оседаю на пол, спиной бороздя стену. Присаживаюсь на корточки, закрываю лицо руками, продолжая мотать головой, потому что моё подсознание вопит во мне.
   - Нет, не может быть. Не может быть, – я повторяю это несколько раз тихим шёпотом, мои губы слегка касаются прижатых к лицу ладоней, чувствую каждое слово, сказанное мною. - Не может быть, – упрямо повторяю я, мотая головой. Я схожу с ума, мой разум медленно летит с катушек, мои мысли пустеют, лишь подсознание кричит об убийстве по-прежнему. Меня все эти годы окружали чудеса, волшебство и магия, непонятные вещи, происходившие со многими, но я не верю в то, что происходит сейчас, я хочу верить, но боюсь. И это, пожалуй, самое желаемое из того, о чём я только могла бы подумать, но я не могу поверить, не хочу, потому что если всё окажется обманом… Это разобьёт мне сердце, искалечит душу, это убьёт меня. И я сходила с ума уже давно, ведь все эти сны и воспоминания не давали мне покоя, я изматывала себя, не хотела, но изматывала, убивала медленно, не винила, но всегда ощущала это проклятое мною тысячи раз чувство вины. Я заслуживала этого. Но я никак не заслуживаю такого чуда, не заслуживаю прощения, не заслуживаю ещё хотя бы одной встречи с ним. Я убила его. Я убила собственного брата. И я сошла с ума, потому что эта мысль меня успокаивает, я уверяю себя в том, что она правдива, я верю в неё, верю в то, что собственными руками придушила его. Но я не верю в то, что он стоит передо мной. Мотаю головой опять, лишь губами повторяя «нет» раз за разом, дрожу всем телом, но не ощущаю этого. Я в шаге от того, чтобы отключить чувства. Я хочу пустоту, тёмную бездну. И даже почти смешно, ведь у меня не было подобных мыслей тогда, кто бы мог подумать, что они возникнут сейчас.
   Медленно убираю руки от лица, поднимаю голову, взглядом впиваюсь в до боли знакомое мне лицо. Что я вижу в его глазах? Удивление, страх, ужас, боль, подобное моему неверие? В моих – пустота, на секунду, совсем ненадолго, я впустила её в себя, но успеваю ухватиться за мельком проскользнувшую в мою голову мысль. Он жив. Слёзы, они своим жаром опаляют нежную кожу моих щёк, я приоткрываю губы, хочу что-то сказать, но молчу, лишь ловя ртом воздух. Я не знаю, что говорить, все мои мысли сводятся лишь к одному вопросу.
   - Как?.. – тихо произношу я, глядя на Теодоруса. Я не нахожу ответов, во мне их нет, лишь воспоминания о том, как я своим взглядом светлых глаз ловила его взгляд, цвет его глаз был таким же светлым, немного стальным, но всегда смягчался, когда он смотрел на меня. С детства называла его Тео, потому что путалась в этих многочисленных буквах его имени, коверкая и искажая, а потом привыкла. Он улыбался, он улыбался мне часто. У него прекрасная улыбка и сопутствующие её мелкие морщинки возле глаз. Я хотела быть похожей на него, всегда хотела, мечтала с детства, мечтала о стали в своих светлых глазах, мечтала о статности, прослеживающейся в каждом его движении. Он был не похож на всех тех мужчин, которые заходили в трактир отца, он не был похож ни на одного из них. А я каждый раз гордо вскидывала голову, наблюдая за них, наблюдая за взглядами, что люди кидали на него. Я так хотела быть на него похожей… Стала ли? Даже смешно спрашивать; да, я убила его так же, как он меня, стальной хваткой обхватив его горло, я смотрела на него той сталью, объявившейся в моих глазах. Но он никогда не смотрел на меня так.

0

3

МАРКУС ДЖЕЙ ГРИН
[MARCUS JAY GREEN]

MATT BOMER
[обсуждаемо]

Я уже потеряла счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужен. Насколько мне известно, ты - вампир вот уже 200 лет. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Уитморе, что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.

http://37.media.tumblr.com/2dec1b753be0851867c796ac1fa70452/tumblr_mv5l9vFcFf1rqmy9yo2_250.gif

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

Как там говорят, чужая душа - потёмки? Душа Маркуса даже для него самого - ящик Пандоры. Строгий, спокойный, холодный - перед вами, пожалуйста, знакомьтесь, глыба льда с ярким пламенем в сердцевине. Весьма странное сравнение или образ, но трудно как-то иначе описать этого мужчину. Гордый, но не самовлюбленный, себя не возвышает, хотя и считает достойнее "многих других", как любит иногда повторять. В нём очень много противоречий, и он это сам понимает. Ему трудно быть мягким и снисходительным, но он вполне может заставить себя "сыграть" эти эмоции.
Актёр он хороший, успел как-то приспособиться за свою долгую жизнь. Он любит власть, особенно любит ощущать, что она у него в руках, любит распоряжаться чужими жизнями и судьбами, но отнюдь не считает это игрой. Ему просто нравится это чувство, сам вкус этого ощущения вседозволенности и игры.
Он весьма обходителен с окружающими, учтив, хорошо воспитан. Образован, начитан, имеет правильную и твёрдую речь, говорит без пауз и "мычания", которое его всегда раздражало в других людях. Да и сейчас раздражает тоже, честно говоря, просто Маркус в подавляющем большинстве случаев старается не показывать свои эмоции. Он строг к себе и окружающим, требует беспрекословного подчинения, если уж человек ему в чём-то доверился. У него не так много друзей, но они самые-самые для него. С ними он может быть и мягким, и внимательным, и иногда даже добрым (если ему вообще известно значение этого слова), с другими же всё всегда обстоит иначе - дистанция, подозрительность, проверка на прочность, чтобы понять, подойдёт ли этот человек для него или нет.
Но если он к кому-то привязывается, то это уже буря эмоций, это огонь и страсть, кстати, в последнюю он погружается с головой. Его вполне можно было бы назвать в некоторой степени романтическим отголоском рыцаря, ведь он готов, порой, на отчаянные и безумные поступки ради кого-то, но это бывает весьма редко. Слишком уж он... толстокожий в плане сильных эмоций. Кто-то должен зацепить его за "живое", чтобы заинтересовать. Для него люди всё чаще представляют собой мешки с костями, мясом и кровью. Уж слишком мир людей в последнее время поистёрся и стал даже не то чтобы не идеальным (и это ещё мягко сказано), а требующим каких-то изменений. Погрязший в грехах, окружающий мир иногда вызывает у Маркуса отвращение, хотя он с определенным удовольствием и сам грешит направо и налево.
По своей природе - одиночка, всегда ищущий свой путь и своё место в этом мире. Старается не привязываться ни к кому и ни к чему, поэтому постоянно меняет место жительства, переезжая из города в город и из страны в страну, и за свои долгие вампирские годы он мало кого обратил. Пожалуй, хватит пальцев одной руки, чтобы сосчитать обращённых им вампиров. Или он просто не хочет об этом распространяться.
Обладает огромной силой воли и невероятной харизмой. И юмором - о, да, отпускать шуточки ниже плинтуса он себе не позволяет, но ирония - это его любимое оружие. С виду всё в его жизни идёт по плану, но Маркус всё же не лишен какой-то опрометчивости в поступках, упрямства и раздражительности. Он никогда не развязывает узел, если его можно разрубить.

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

Он - преподаватель Уитморского колледжа, она - студентка, первокурсница, которая только начинает здесь осваиваться. Учитывая большую любовь Кэролайн к активному участию в общественной деятельности, она хочет быть сразу везде и всюду. Поэтому, когда наш уважаемый преподаватель объявляет набор в свои ассистенты для работы над очередным проектом по истории, она решает попробовать свои силы. И проходит отбор.
Просто сотрудничество преподаватель-студент могло бы длиться дольше, если бы уважаемый профессор не был так хорошо информирован и не занимался большую часть своей жизни изучением сверхъестественных существ и мифов и легенд, связанных с ними. Он начал догадываться о том, что его студентка - не человек. А после нескольких "подлянок", устроенных им специально для разоблачения Кэролайн, всё встало на свои места. И два вампира показали друг другу свои сущности, готовые перегрызть друг другу глотки. По крайней мере, Кэр была уверена в том, что сможет показать свой характер, пока её не поставили на место. Ситуация сложилась, мягко говоря, не из простых, и Форбс ещё долго ломала бы голову над тем, как из неё выйти, если бы многоуважаемый_профессор_вампир не разъяснил своё желание узнать о девушке всё. От самого начала и до конца, заостряя внимание на становлении вампиром.
Выдавать всю поднаготную Кэролайн не собиралась, но спустя какое-то время ей ясно дали понять, что лучше не проявлять непослушание, а согласиться на выставленные условия и стать умницей, чтобы не поплатиться за свою своенравность. Пришлось начать рассказывать. Она увиливала, утаивала, но он словно уже знал половину из того, что она собиралась рассказать. И здесь уже в её голову закрались сомнения, так ли ему интересно то, что она рассказывает, или он просто подтверждает уже имеющуюся у себя информацию? Появилось ощущение, словно он что-то разнюхивает и изучает, и, может быть, попала она к нему в ассистентки не просто так?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

- сразу хотелось бы уточнить, что персонаж не способен на ваниль, и всё, что к этому обычно прикладывается. Поэтому не стоит даже пытаться создать воздушный образ принца на белом коне. Не надо) Это жесткий, в меру холодный и скупой на положительные эмоции персонаж (которые при этом ему вовсе не чужды). Он с удовольствием отдаётся простым человеческим грехам, иронизирует и язвит, говорит то, что думает и вообще частично похож на Деймона из первого сезона. Со временем ему стало чуждо сострадание, и ему нравится "играть в плохого парня" (я бы даже сказала, что в какой-то степени, если вы знакомы с таким фэндомом как "Игра Престолов", этот персонаж по характеру чем-то похож на Джейме Ланнистера, а если вы читали "50 оттенков серого", то можете и мистера Грея сюда немножко приплести, но не слишком);
- хотелось бы отдельно отметить, что я не прошу вас копировать выше обозначенных персонажей (как Джейме и Грей) с адаптацией под ДВ - я прошу вас понять, какая модель поведения меня интересует, и только, так что не стоит тащить сюда клонов - будьте всё же индивидуальны)
- очень хотелось бы увидеть грамотного и аккуратного в постах игрока. Я не буду придираться к вашим запятым, очепяткам и сумбурному выражению мыслей (у всех бывает, особенно, когда пост пишется на ночь глядя), но мне будет резать глаза буйное обилие всего этого;
- мне всё равно, какого вы пола - ламинат или паркет, лишь бы вы были готовы принять на себя ответственность за персонажа и любые возможные отыгрыши - философские размышления, страсть или плотские утехи, юмор, переживания и т.п., ведь всё это важные составляющие, характерные обрисованному мной персонажу;
- бегать за вами и кричать "играй только со мной" не собираюсь. И от вас жду того же) я за свободные "отношения", и вообще за отношения не борюсь - сыграемся? отлично, подумаем на досуге о приятном, нет - будем продолжать играть в том же режиме, без обид и истерик, ибо боже упаси такое устраивать, мы же все взрослые люди;
- без игры вы 100% не останетесь. Я займу вас по полной программе, не сомневайтесь. Я хочу сильной и весьма эмоциональный игры, чтобы пропускать каждый пост через себя и так плотно закрутить взаимоотношения персонажей, чтобы они напоминали стальной трос. Я хочу раскрыть своего персонажа с совсем другой стороны, и в этом мне будет нужна именно ваша помощь.

вдохновилась этим видео, как любая девушка, умиляюсь от красивых историй

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

Приговор. Тот самый безоговорочный и жестокий, какой ей и нужен был для встряски. Это не игра, это не репетиция, это реальная жизнь, в которой действия разворачиваются со стремительной быстротой. Нет пути назад, нет возможности отступиться и сделать вид, что она засомневалась, ошиблась, поддалась минутному порыву или импульсу – у неё нет права на ошибку, нет возможности взять свои слова обратно и сделать вид, что ничего не произошло. Она приняла решение, она его озвучила и получила ответ. Вердикт. Это почти что зал суда, и Грин исполнил свою роль судьи, как и исполнил бы любую другую, назначь его кто на иную должность. Её никто за язык не тянул, никто не угрожал и не заставлял изливать душу и жаловаться на свою жизнь – она всё сделала своими руками, решила своей головой, и отвечать за свои действия предстоит только ей одной. Проблема состояла только в том, что отчитываться придётся не только перед обладателем сапфирового взгляда, но и перед теми, кого она только что отправила своим решением за дверь. Только они ещё об этом не знают, и ей не представлялось пока, как объяснить своё дальнейшее поведение, что должно подстраиваться под озвученные Грином требования.
Более всего уязвляла мысль, что она не сможет помочь матери, случись что. Да, и так ясно, как божий день, что с ней придётся когда-нибудь расстаться, что её жизнь ограничена и конечна, и когда-нибудь она придёт к своему логическому завершению. У неё есть только мать, её единственный родственник, единственный по-настоящему любящий её человек, и то, что Кэролайн сделала, по отношению к ней было предательством. Но она ведь поймёт… она же мать, она сможет понять мотивы своей дочери, которая впервые за долгое время – может быть, даже за всю свою жизнь – серьёзно задумалась о своём будущем. О действительно далёком будущем, а не о планах на ближайшие пару лет. Её раньше это всё не волновало, и Форбс искренне считала, что проблемы следует решать по мере их поступления, но она этого не умеет. Она не может справиться с ними, а проблемы нападают как стайка пираний и раздирают её, не умеющую за себя постоять, на части. Глупая, маленькая девочка, так поздно начавшая осознавать, что жизнь – это сплошная пересечённая местность с миллиардом испытаний. Она не справится без посторонней помощи, без твёрдой руки и дальновидности, которая не знакома никому из тех, кто близок Кэролайн. Даже Сальваторе, прожившие почти два века на этой земле, до сих пор ведут себя как мальчишки, абсолютно не задумываясь о том, что будет дальше, какие последствия будут иметь их поступки, их слова, их решения. Нет, они не думают, они сначала действуют, а затем как при пожаре носят по округе, пытаясь спасти ситуацию. А ведь до беды можно было и не доводить. Ведь всем им можно было избавиться от многих проблем, если бы они были готовы сразу рубить с плеча, а не отрезать по кусочку, причиняя ещё больше боли себе и окружающим. Они все ещё неопытные птенцы, которые много раз выпадали из гнезда и чудом остались живы.
Сторонний наблюдатель – вот, кем ей предстоит стать. Никакого участия, никакой помощи, никаких даже самых незначительных действий. Что она теперь может? То же, что и раньше – ничего. Какой толк в том, что она вампир? Её можно запросто пустить в лобовую атаку, не волнуясь за её жизнь и целостность, ведь её не убьют при хорошем раскладе, а только покалечат. Бежать дальше за Гилберт и компанией? Ввязываться в разборки с двухтысячелетними ведьмаками, не поделившими друг друга? Подставлять себя в столкновениях с охотниками? Может быть, ей ещё и в Новый Орлеан наведаться к Клаусу, чтобы спросить «как дела» и не нужно ли им пушечное мясо, ведь они просто не могут обойтись без распрей и крови? Когда-то она во всём бы поучаствовала, теперь же ей это запрещено. Не можешь сама – попроси другого, и пусть тебя заставят, раз собственными мозгами не получается дойти до этой простой истины: инициатива наказуема, и даже друзья не преминут тебя использовать, стоит только предложить. Она сама напрашивалась, сама вляпывалась в истории, и сама же их разгребала, потому что никто не был готов прийти на ей помощь. Никто, кроме Стефана, к сожалению, а ведь с Гилберт и Беннет её связывают годы крепкой дружбы. Да какой-никакой, а всё-таки дружбы. Друзья познаются в беде, как говорится. И кто оказался лучшей подругой в результате? Та, на кого никто и никогда бы не подумал.
В ответ лишь кивок – её слова здесь лишние, всё и так уже ясно. Он поставил условия, она должна их выполнять. Без лишних вопросов, без лишних предложений, не нарушая своего молчания и не исторгая бессмысленные слова согласия. Она уже пообещала, что сделает всё, что он от неё потребует, и она сделает именно так, иначе это обернётся крахом для неё же самой в первую очередь – пасть низко в своих собственных глазах – к чему хорошему это может привести? Лучше даже не думать об этом, потому что в таком случае у Форбс будут только решительные действия по отношению к себе, даже радикальные. Впрочем, сейчас от неё требуется не менее решительное воздержание от помощи своим друзьям и близким. И это заставляло её нервно кусать нижнюю губу, чувствуя, какие проблемы сулит ей подобное отречение. Но пути назад нет, и это печать, наложенная на закрытую дверь в прошлое.
«Выспаться...» У неё не было часов, и в поле зрения они также не виднелись. Именно в этот момент тяжелой вуалью её накрыло ощущение усталости. Этот день оказался слишком длинным, а это ночь просто вышибла из неё все силы, выбив из колеи и оставив где-то на обочине. Внутри поселилось острое чувство, что её как будто ограбили – отобрали что-то важное, что-то ценное, оставив без гроша в кармане и без самого необходимого, чтобы выжить. Просто выжить. Но она и так мертва, так что в этом плане можно уже не волноваться. До тех пор, пока кто-нибудь не захочет вбить ей кол в сердце или придумать иной способ избавления мира от ещё одного вампира. Если она совершит когда-нибудь грубую ошибку, то этим «кто-нибудь» может стать и сам Грин. Вряд ли он просто стращал её рассказами о заднем дворе Уитмора – ему даже напрягаться не нужно, чтобы напугать.
- Список с внутренней стороны двери, я помню, профессор. Новый день – новые задачи, - она кивает, прежде чем подняться со стула и посмотреть на мужчину. Как хорошо, что у неё есть время, чтобы отдохнуть и прийти в себя. Будет лучше ей сослаться на какие-нибудь дела и уехать подальше от подруг, которые могут втянуть её в очередную заварушку, что так сейчас и в дальнейшем нежелательно. Но это же Елена и Бонни, они как будто только и делают то, что ищут проблемы себе и другим на голову. Хотя насчёт Бонни Кэролайн погорячилась – она никогда не хотела ничего из того, что с ней происходило. Она всегда была жертвой, всегда была честной и заботящейся подругой, жертвующей не просто всем, а дальше больше, чем нужно в своём стремлении помочь и спасти. Она выстрадала больше всех, и она, как никто другой, заслуживает нормальной жизни, если это вообще возможно в её нынешнем состоянии.
- Доброй ночи, профессор Грин, - она больше не торопится. Не бежит прочь из этого кабинета, а медленно покидает этот скрытый от посторонних закуток, погружаясь в царящую между стеллажами тьму. Она истощена, выпотрошена, вывернута наизнанку. Эмоции выжаты, но… странно в этом признаваться, но ей как будто стало легче. Прокрутив в голове некоторые события своей жизни, Кэролайн увидела себя и те ситуации, в которых она принимала участие, со стороны. И то, что она осознала, ей совершенно не понравилось.
С каждым шагом по направлению к двери, внутри крепла уверенность, что она поступает правильно. Правильно по отношению к себе и своей жизни, только вряд ли её поступок одобрит кто-то кроме неё и наставника. Она своей рукой провела черту между собой и друзьями, родными и близкими. Это только начало, а впереди ей предстоит воздвигнуть каменную стену, чтобы поставить во всём этом точку. И именно этого она и боялась – боялась отделиться и кануть в одиночество, хотя и понимала, что оставшись с ними, сможет получить только путёвку на задний двор Уитмора.
Если человек чего-то боится, даже сильно — это еще не означает, что оно непременно произойдет. Тысячи людей время от времени, сбившись в стадо, бегут на вершины гор и ждут там, когда грянет конец света, Армагеддон, но мир как-то продолжает существовать. Нет никакой взаимосвязи между страхом и вероятностью свершения. Это только кажется, что беда непременно произойдет. Но мы всё равно боимся, боимся рискнуть и бросить вызов нашим страхам и увидеть, на что мы на самом деле способны.
А страх ведь хорош для того, чтобы начать желать двигаться вперёд.

+1

4

DANIEL

JENSEN ACKLES

Я уже потеряла счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужен. Насколько мне известно, ты - человек, ведущий охоту на нечисть вот уже 30 лет. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Новом Орлеане, что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.

http://25.media.tumblr.com/tumblr_me0c79s1wv1qigzk2o4_250.gif

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

Отец военный, мать домохозяйка, а ты рос послушным и дисциплинированным мальчиком, часто любопытным и получающим по ушам за своё любопытство. Школьные знания сбегали от тебя, еле-еле вбиваясь в твою голову, поэтому о престижном университете речи и не шло, что очень огорчало твоих родителей. Ты занимался спортом, но никогда и не надеялся на получение стипендии и будущую карьеру, ведь дисциплина царила только дома на глазах отца, а в школе ты отрывался на полную. Долгое время просто не знал, чего хочешь от жизни, подрабатывая то в автомастерской, то будучи на побегушках отца, который всё старался привить тебе желание хоть что-то делать, привить тебе своё собственное желание и свои же планы и мечты на твою жизнь. Он хотел сделать из тебя свою собственную копию, но ты оказался крепче, чем он думал, и в один прекрасный момент просто исчез из жизни своих родителей. Вновь поиски работы, жилья, смысла существования... Твоя новая жизнь началась с мистических и пугающих обстоятельств - ты узнал о существовании вампиров. И мысли не задерживались долго на одном месте, ведь как только ты понял, скольких жизней лишают эти существа, то сразу же решил исправить хоть что-то. Думал, что нашёл своё предназначение, не так ли? Штудировал литературу, сам пытался искать этих тварей, приводил себя в форму, но некоторое время ничего не удавалось - ни одного вампира в округе, в книгах пишут одну муть, и ты почти уже сдался. Но фортуна опять повернулась к тебе наконец не пятой своей точкой, ты встретил группу охотников, наткнулся на них случайно, но именно так и началась твоя новая жизнь, которая была полна крови и насилия.

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

Жалость и желание пощадить кого-то никогда не были моей прерогативой, никогда даже желания не возникало, но в тот день тебе повезло. Это была одна из первых твоих охот, да и охотились вы не на меня вовсе, а я так - оказалась случайно в том самом месте и совершенно случайно решила перекусить. Но два вампира, находящихся одновременно в одном месте и желающие любой ценой защитить себя... к такому вы вряд ли были готовы, поэтому не обошлось без жертв. И когда у меня был прекрасный шанс разорвать твою грудную клетку, я не сделала этого. Не знаю, что на меня нашло, но я дала тебе ещё один шанс на жизнь, оставив посреди грязного квартала. Вспоминала ли я о случившемся? Забыла уже на следующий день, а сейчас, когда прошло несколько лет - тем более, но ты до сих пор помнишь моё лицо и представляешь, как вновь встретишь меня. Но на этот раз всё будет иначе, потому что за эти несколько лет ты набрался опыта, стал одним из лучших охотников и не боишься, кажется, ничего. Сможешь убить меня или дашь мне шанс?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Ну я не буду говорить об активности и желании продвигать персонажа и вершить его судьбу - всё это ясно-понятно. Просто хочу найти такого игрока, который не оставит роль и будет полон сил и желаний хд

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

I woke up. I was stuck in a dream.
You were there. You were tearing up everything.
We all know how to fake it, baby.
WE ALL KNOW WHAT WE'VE DONE.


Where we got left to run?

   Проваливаюсь в очередную порцию сна, спеша в царство Морфея, правда на этот раз лишь темнота вокруг, ничего более, и воспоминания уже не мучают меня. Сон чуткий, вздрагиваю из-за резкого порыва ветра, что колышет потрёпанные занавески, слышу чьи-то тихие шаги наверху, ворочаюсь. Сплю плохо, но пытаюсь окунуться в эту темноту, я люблю её, я не люблю воспоминания, хоть они и напоминают мне о содеянном, останавливают меня, руководят мною; они засели в моей голове, в подсознании, а я не могу от них избавиться, устала пытаться. Наконец мне удаётся не слышать этих тихих шорохов вокруг, не слышать шагов и разговоров за стенами, позволяю себе расслабиться, поддавшись этой наступающей темноте. Я проваливаюсь в сон достаточно быстро и резко, также резко всегда и просыпаюсь, открываю глаза, когда вокруг ещё темно, едва ли светает, но нет смысла вновь пытаться уснуть. Мне не снится ничего, темноту лишь изредка разрезают какие-то цветные узоры, северное сияние, молнии, но всё ни о чём; не имеет смысла. Всё в моей жизни не имеет смысла.
   Просыпаюсь медленно, начиная издалека, но распахиваю глаза резко, ещё не приподнимаясь на кровати, но уже чувствуя чужое присутствие, призраком вцепившееся в стены моей комнаты в этом захудалом отеле. Шаги медленные, силуэт едва ли освещён лунным светом, который слегка боязливо проник в моё открытое окно. Лица не вижу, как ни пытаюсь всматриваться, отмечаю лишь высокий рост, понимаю, что передо мной стоит мужчина, и я не знаю, что должна сделать. В мысли закрадывается тот факт, что на прикроватной тумбочке всё ещё лежит нож. Мне нужна секунда, даже меньше, чтобы до него дотянуться, ещё секунда, чтобы приблизиться к молчаливому силуэту. Он что-то произносит одними губами, делая ещё шаг, лунный свет всё также боязливо проходится по тёмной фигуре, но я не слышу или не хочу слышать этих слов, не верю, но узнаю черты лица. В моих глазах ужас, смятение, неверие – всё настолько перемешалось, что я не знаю, что чувствую. Страх. Липкий, мерзкий, сковывающий всё тело страх, мешающий дышать, сцепляющий свои худощавые пальцы на моём горле, задыхаюсь. Сама не понимаю когда и как, где взяла силы, но резким движением поднимаюсь с кровати, отскакивая в противоположную от фигуры сторону, прижимаясь к стене. Так неосторожно задеваю рукой ночник, разбивающийся вдребезги, толкаю прикроватную тумбу; всё слишком громко, отчего резко вздрагиваю. Страх мой неконтролируем, оттесняющийся паникой. Моё подсознание кричит, вопит, вгрызается в стены, мечется в панике, бьётся в истерике. Кричит: «Я убила!», но я молчу, пригвождённая неведомой силой к стене, царапая ногтями шершавую поверхность. Смотрю рассеянно, во взгляде паника, непонимание, желание сбежать. Глаза на мокром месте, в них застрявшие на полпути слёзы, которые будто бы не знают, то ли ливнем разразиться, то ли не стоит, не время. Наконец делаю вдох, рваный, быстрый, потому что воздуха не хватает, задыхаюсь, мотаю головой, быстро, медленно, все движения спутаны и непонятны.
   Я не верю в эту реальность. Это обман, иллюзия, не поддающаяся объяснению с моей стороны, не поддающаяся моему понимаю. Ложь, чья-то злая шутка. Передо мной стоит мой брат, мой родной любимый брат, но я убила его. Подсознание вновь кричит об убийстве, кричит так громко, что я морщусь, словно от боли, словно мои барабанные перепонки лопаются от этого визга. Опять мотаю головой, не глядя на уже освещённый ночным светом силуэт, закрываю глаза. Зажмуриваюсь так сильно, распахиваю глаза вновь, но мужчина передо мной не исчезает. Надеялась ли я на это? Хотела ли? Я бы поверила, поверила бы во внезапное исчезновение больше, чем в эту реальность, в которой он здесь, совсем рядом. Вновь шумный вдох, кажется, я слышу только этот звук – как дышу, как всё ещё царапаю стену, слышу шаги на улице, звон ключей где-то в коридоре, тихий разговор включенного телевизора. Звуки смешивают в монотонный гул, а я медленно оседаю на пол, спиной бороздя стену. Присаживаюсь на корточки, закрываю лицо руками, продолжая мотать головой, потому что моё подсознание вопит во мне.
   - Нет, не может быть. Не может быть, – я повторяю это несколько раз тихим шёпотом, мои губы слегка касаются прижатых к лицу ладоней, чувствую каждое слово, сказанное мною. - Не может быть, – упрямо повторяю я, мотая головой. Я схожу с ума, мой разум медленно летит с катушек, мои мысли пустеют, лишь подсознание кричит об убийстве по-прежнему. Меня все эти годы окружали чудеса, волшебство и магия, непонятные вещи, происходившие со многими, но я не верю в то, что происходит сейчас, я хочу верить, но боюсь. И это, пожалуй, самое желаемое из того, о чём я только могла бы подумать, но я не могу поверить, не хочу, потому что если всё окажется обманом… Это разобьёт мне сердце, искалечит душу, это убьёт меня. И я сходила с ума уже давно, ведь все эти сны и воспоминания не давали мне покоя, я изматывала себя, не хотела, но изматывала, убивала медленно, не винила, но всегда ощущала это проклятое мною тысячи раз чувство вины. Я заслуживала этого. Но я никак не заслуживаю такого чуда, не заслуживаю прощения, не заслуживаю ещё хотя бы одной встречи с ним. Я убила его. Я убила собственного брата. И я сошла с ума, потому что эта мысль меня успокаивает, я уверяю себя в том, что она правдива, я верю в неё, верю в то, что собственными руками придушила его. Но я не верю в то, что он стоит передо мной. Мотаю головой опять, лишь губами повторяя «нет» раз за разом, дрожу всем телом, но не ощущаю этого. Я в шаге от того, чтобы отключить чувства. Я хочу пустоту, тёмную бездну. И даже почти смешно, ведь у меня не было подобных мыслей тогда, кто бы мог подумать, что они возникнут сейчас.
   Медленно убираю руки от лица, поднимаю голову, взглядом впиваюсь в до боли знакомое мне лицо. Что я вижу в его глазах? Удивление, страх, ужас, боль, подобное моему неверие? В моих – пустота, на секунду, совсем ненадолго, я впустила её в себя, но успеваю ухватиться за мельком проскользнувшую в мою голову мысль. Он жив. Слёзы, они своим жаром опаляют нежную кожу моих щёк, я приоткрываю губы, хочу что-то сказать, но молчу, лишь ловя ртом воздух. Я не знаю, что говорить, все мои мысли сводятся лишь к одному вопросу.
   - Как?.. – тихо произношу я, глядя на Теодоруса. Я не нахожу ответов, во мне их нет, лишь воспоминания о том, как я своим взглядом светлых глаз ловила его взгляд, цвет его глаз был таким же светлым, немного стальным, но всегда смягчался, когда он смотрел на меня. С детства называла его Тео, потому что путалась в этих многочисленных буквах его имени, коверкая и искажая, а потом привыкла. Он улыбался, он улыбался мне часто. У него прекрасная улыбка и сопутствующие её мелкие морщинки возле глаз. Я хотела быть похожей на него, всегда хотела, мечтала с детства, мечтала о стали в своих светлых глазах, мечтала о статности, прослеживающейся в каждом его движении. Он был не похож на всех тех мужчин, которые заходили в трактир отца, он не был похож ни на одного из них. А я каждый раз гордо вскидывала голову, наблюдая за них, наблюдая за взглядами, что люди кидали на него. Я так хотела быть на него похожей… Стала ли? Даже смешно спрашивать; да, я убила его так же, как он меня, стальной хваткой обхватив его горло, я смотрела на него той сталью, объявившейся в моих глазах. Но он никогда не смотрел на меня так.

+1

5


BRAEDEN AYERS // БРЕЙДЭН ЭЙЕРС


JOHNNY DEPP

Я уже потеряла счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужен. Насколько мне известно, ты - человек вот уже 40 лет. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Уитморе, что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.

http://savepic.net/3528729m.gif

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

Брейдэн - олицетворение хладнокровия и беспристрастности. Ледяное лезвие скользит по измученному телу. Любой бы стиснул зубы от охватывающего ужаса. Но не Эйерс. Рука его не дрогнет даже от самых истошных воплей. Нажим сильнее, нож погружается глубже, а крики заполняют пространство. Он не любит усыплять своих «пациентов», ведь так они не запомнят всего процесса. Мурашки по коже? Когда-то в нем теплилась человечность, когда-то чужие слезы не доставляли удовольствия, увы, более в нем не живет надежды.
Из семьи военного, он никогда не получал от отца должного внимания, кроме нередких пощечин. Терпел, давился злостью. Ради чего? Единственный луч света в кромешной тьме — сестра-двойняшка, которую он поклялся защищать от пьяных побоев. Отдушиной стал уезд в колледж, где они оба поступили на медицинский факультет. Раны затягивались, а кошмары все реже и реже настигали во сне. В Уитморе он познакомился со своей будущей женой — Лилиан. Казалось, пора писать happy end?
Первой фальшивой нотой стали изменения в сестре. Нелюдимая, нервная, будто весь её огонь затушили проливным дождем. Нерушимая связь слабла ото дня в день, пока в одну ночь он не нашел обескровленное тело. Панический страх разрывал сознание на части. Кто мог совершить такое? Именно тогда Брейдэн познакомился со сверхъестественным миром, пролистывая дневники девушки в поисках зацепок. «Я схожу с ума. Он возвращается. И опять. Кровь. Везде. Почему раны затягиваются? Почему я не могу ничего сказать? Что он такое?» — Каждая строчка оставалась вечным шрамом на подкорке разума. Монстры обрели телесную оболочку. Нет, она не была сумасшедшей. Это чудовища сотворили с ней.
Эйерс поменялся в лице. Более не иронизирующий коллега и приятный собеседник. Мертвенно-спокойный и малоразговорчивый, хоть и не потерявший свою харизму. Поиски ответов не проходили безуспешно, однако, полученные знания приходилось испытывать на одном из пациентов в психиатрической больнице. Плевать. Необходимые жертвы. В конце-концов, его нестандартные методы привлекли внимание Августин, и Брейдэн был вовлечен в эксперименты над вампирами. В те годы Лилиан все еще надеялась на спасение потерянной души, сваливая все на травму потери, и последовала за мужем. Месяцы шли, а его взгляд становился все неприступней и безразличней. Развод был негромким, по обоюдному согласию. И, пожалуй, это было последнее благородное дело Эйерса.

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

Ты боль моя. Ты грех мой. Ты наказание мое. И ты мое раскаянье.

С самого начала нашего романа, я боготворила Эйерса. Он был таким необычным, не похожем на всех вокруг. Красиво говорил, завлекал за собой, влиял, как гипнозом, вдохновлял, влюбляя в себя. Светился энергией. Мужчина был само совершенство. Покорял лишь одним колким взглядом и косой улыбкой. А потом свадьба. Было все словно в сказке или из какого-нибудь любовного романа. Брэйдэн с самого начала был приятным, добрым и любящим. С ним было действительно хорошо и тепло. Души я в нем не чаяла. Пока не умерла его сестра. Вот тогда его характер резко изменился. Мужчина стал замкнутым, скрытным, все чаще избегал меня. Снова и снова я замечала его глухое безразличие ко мне и холодный, безжалостный взгляд. Я молчала, молчала долго и упорно, ощущая, как становлюсь для него игрушкой-привычкой, которую ему жалко бросить, как ненужную игрушку.  Я долго пыталась скрытно сделать так, чтобы муж наконец улыбнулся и увидел, что мир не так мрачен. Упорно продолжала бороться за Брэйдэна и его сущность. В желании помочь, даже согласилась пойти за ним в Августин. Но чем дальше, тем больше ужасалась от того, как зверею вместе с мужем. Эйерс не менялся,  он наоборот, делала меня похожей на него. Завлекал меня в свою работу. И у меня просто уже опустились руки, я не пыталась и не рыпалась в этой жизни. Шла по течению. Следовала за супругом, который уже обезвредил меня своей жестокостью. Пока не встретила Ричарда, который поменял моё мнение о моей жизни и моем муже. Я подала на развод, Брэйдэн спокойно его подписал. Я надеялась, что бывший супруг скажет хоть что-нибудь сожалеющие, а он просто и молча согласился на развод. И отныне мы свободные люди. Но я все также продолжаю беспокоиться о своем бывшем муже. С появлением поддержки, во мне словно открылось второе дыхание, и я теперь пытаюсь снова вытащить Эйерса из его зверств. Естественно, ему это не нравится, он огрызается, избегает меня, ненавидит. Ставит надо мной эксперименты, которым я не могу противиться. Каждый раз «кусает» меня больней, причиняя, как моральную боль, так и физическую с свойственным ему маниакальным наслаждением. Откуда-то узнал, что Кэмирон вампир и теперь чуть ли не шантажирует этим, поскольку он может выдать Ричарда Августинцам. Я пытаюсь вразумить своего бывшего - он чуть ли не ставит на мне жестокие "опыты". Не выпускает меня из мира Августин, накрепко привязав к себе шантажом и физической болью, а я не могу противостоять мужчине. И возникает вопрос: а любили ли мы друг друга на самом деле?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

- Ну  я не буду писать про банальности. И так всем понятно, что роль не на один день и хотелось бы общения, поскольку нам играть много. Не буду орать, что мой и только мой, полная свобода действий в игре. Сильные, грамотные посты.
- Развитие персонажа полностью на Вас. Я не собираюсь ставить какие-то рамки или ограничения. Мы прошлое друг друга, у нас общая история, но не общее будущие. И персонаж придуман не мной, я тем более не имею права ставить ограничения. Ни в чем упрекать не буду. Игрок гибкий, пойму и подстроюсь под все.
- Не может идти и речи о восстановлении бывших отношений. Никакой пары, абсолютно. Не беспокойтесь, обязывать чем-либо Вас не собираюсь. Единственное, мне нравится продуманная линия того, что Брэйдэн жесток по отношению к Лилиан, даже не боится ставить над ней опыты, шантажируя ее другом, жестоко и безразличен к ней. Чуть ли ненавидит ее. Не исключаю варианта, что он может грозить Мэлоун ее превращением в вампира. И тут ставлю многоточие, поскольку у меня продумана линия наперед, где наши персонажи определенно станут врагами №1.
- Мне бы хотелось тяжелой эмоциональной игры, поскольку Эйерс является единственным моим узурпатором. Я боюсь только его. Боль только от него. Не исключаю в постав причинение физического вреда моему персонажу.  И ни в коем случае не буду за это ругать, орать и ногами топать. Мы взрослые люди и прекрасно понимаем, что это лишь игра.
- Теперь собственно к игроку. Самое основное: на кросспол чихать. Главное, чтобы игрок был адекватный и общительный. Не берите роль на один день. Я хоть активностью и не блещу, но я не пропадаю. Посты не держите месяцами, ну или предупреждайте. Я не требую посты длиною в простынь, но мне бы не хотелось видеть два предложения. Хотя бы на лист, мне хватит. Посты от 3-его лица. Вопросы решим в гостевой.
- Персонаж проходит по акции act. three: so you better run
- Вопросы о смене внешности или имени решайте с администрацией. Персонаж не мой. Придуман АМС, поэтому я не имею никаких прав диктовать свои условия.

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

- Твой бойфренд, надеюсь, в курсе, где ты? – колючая ухмылка змеей и тон бывшего мужа неприятно просквозили холодом для Лилиан. Любой бы нормальный человек спросил: ревнуешь? Но к данному человеку это не относится. Брэйдэн уже ничего не ощущал, даже сейчас с каким безразличием звучало это все, ведь он должен был понимать, какой томительной паникой это отзывается внутри шатенки. Да и как-то пока Ричарду такое звание не вязалось. Совершенно.
- Он не должен участвовать в этой истории, – Мэлоун сама не понимала за кого она больше переживает? За друга или супруга. Оба были одинаково дороги, но каждый немного по-своему.  И ей не нравилось сталкивать мужчин.
Вытянувшаяся в напряженную струну, для отчаянной защиты скрестив руки на груди,  нервно вцепившись пальчиками чуть выше локтя, Ривз окатила Брэйдэна ледяным изучающим холодом потемневших глаз. Мэлоун резко дернулась от него, как от чужого человека и, отвела поблескивающий влагой взгляд в сторону, судорожно вздыхая. Ей казалось, что даже сейчас она ощущает всю серьезность и безжизненность мужа, исходящих от него волнами. Следующее предложение ударило еще сильней, заставив понять свою ошибку. Надо было все рассказать Ричарду, но тут Эйерс прав, Ли боялась последствий. Жгучий, ежедневный страх потери,  хлестал каждый раз, как после очередного эксперимента в закоулках Августинцев, женщина встречалась в колледже с другом.
- Ты…ты ведь не можешь, – растерявшись, но, не снимая с себя защиту, кротко проследила за брюнетом, и тут же перевела свое внимание на папку. Лилиан было совершенно неинтересно как до ушей бывшего супруга дошло то, что она теперь больше времени проводит с новым мужчиной. Когда подаешь на развод как-то и стала быть жить своей жизнью. Да, она продолжала беспокоиться о Брэйдэне, но как красноречиво он отплатил в ответ.
- Мои отношения с ним, это мое. Как ты мне сказал с самого начала, «это тебя не касается», – удивительно, как в человеке появляется сила духа, когда затрагивают его близких и дорогих людей. Сейчас Ри напоминала Эйерса, но только в женском обличие. Суровый, поблескивающий раздражением взгляд впился в спину брюнета, изучающего полки с книгами, гордо выпрямилась осанка, и высоко приподнялся носик. Тебе даже книги интересней, чем я. Прекрасно. Как же я могла тебя раньше любить? – раздражено фыркнув, закатила глаза. Сплошное неуважение. Когда же он так успел отдалиться от нее, людей?
- И с чего ты взял, что он вампир? – гримаса полного непонимания и удивления, в ответ на предположение мужчины. Да, она видела затягивающиеся раны Ричарда, но даже думать не хотела о сущности своего друга. Да и трепаться об этом смертельно опасно, прекрасно же знает, что работает с пауками-хищниками, которые ничего не страшатся в этом мире.
Может он тогда хоть подумает, что ошибся в своих выводах? Да даже если и так, то почему же ты еще не сдал его Августинцам? – задумчиво нахмурившись и закусывая уголок нижней губки, напряженно принялась играть пальцами на месте своей хватки. Может таким вопросом удастся сбить Эйерса с его неприятных выводов?
- Откуда…как там оказалась бутылка? – сколько раз Лилиан протирала пыль на этих полках, но ни разу не находила заначку супруга. Возмущенно выдохнув, и удивленно округлив глаза, недолго думая, прошла к шкафу, дабы проверить книги. Надеюсь, ты не прячешь в квартире трупы? – ожидающий темно-карий взгляд перешел с бутылки на Брэйдэна и снова вернулся к книгам.
- А даже если ты так уверен, что он вампир, то почему еще не сдал его Августинцам? Почему еще не рассказал ему про нашу организацию? – спокойно поинтересовалась Лилиан, стараясь не отрываться от своего занятия в виде перелистывания книг. Как верила сама женщина, то для науки врач был готов на все, даже убить внутренний стрежень некогда любимого человека, если он его вообще любил. Хотя, какое ему дело до меня и моей жизни. Нужно будет сырье, сдаст тогда Ричарда. Не хочу верить, что он вампир. – пальцы обессилив застыли на корешке одной из книг и соскользнули на край полки. Голова виновато опустилась вниз, вперив взгляд в пол и спрятав пол лица крупными, еще влажными от дождя локонами волос; послышался тяжелый вздох. Не о такой жизни мечтала Мэлоун. Не так она хотела помогать людям.
- Если мне удается помогать людям, то какая разница как я провожу свою работу? – честно говоря, Лил злили вечные уколы в том, что она слишком гуманно обходится с сырьем. Но ведь они же тоже люди, им же тоже больно. Они же тоже могут чувствовать.
- А что? – резко обернувшись на пятках, оживилась Мэлоун, - Давай посмотрим твои записи. Ты же у нас маньяк в чистом виде, – не осуждая,  шатенка быстрей супруга перехватила папку с его заметками экспериментов и, увиливая, принялась читать вслух. Пока не дошла про записи о себе. Чокнулся? На себе эксперименты ставить… – остановившись на месте, как вкопанная, подняла возмущенный взгляд на брюнета, игнорируя его раздражение.
- Ты себя так случайно еще вампиром сделай, – как можно жестче осудила Лил. Никакая наука не стоит таких экспериментов над собой. Но она даже не догадывалась, какими последствиями для нее выльется гнев супруга.

Отредактировано Lillian Malone (19th Jun 2014 00:49:25)

+1

6


JAMES RAINFORD // ДЖЕЙМС РЭЙНФОРД


THOMAS HIDDLESTON

Я уже потеряла счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужен. Насколько мне известно, ты - человек вот уже 32 года. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Уитморе, что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.

http://savepic.net/3210679m.gif

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

Джеймс родился в семье врачей и с самых ранних лет знал, кем ему суждено стать. Будучи самым младшим из трех детей в семье, он мог беспрепятственно идти напролом и говорить правду прямо в глаза, не боясь быть наказанным или непонятым. Именно эти качества и проявлялись в нем с самого начала: стойкость, напористость и прямолинейность, граничащая с дерзостью. Джеймс всего добивался сам, шел по головам, чтобы достичь своих целей. Благодаря уверенности в себе и врожденному эгоизму, Рэйнфорд всегда получал того, что хотел. Так случилось и с его работой: молодого и весьма перспективного ученого-генетика заметил видный и известный профессор Брейден Эйерс. Так едва закончивший обучение Джеймс оказался в Уитморском колледже в окружении умных и уважаемых в обществе людей.
Ему открылись такие горизонты, о которых раньше он даже мечтать не мог. Теперь он узнал о совершенно новом для него мире, мире сверхъестественного, странного и малоизученного. Джеймс, как помешанный, принялся изучать труды по изучению вампиров и того, что может сделать их кровь с обычными людьми. Он с головой погрузился в атмосферу опытов, побед и поражений, пытаясь превзойти все, что пробовали и чего достигали до него.
Но наука перестала интересовать его так сильно, как прежде. Ведь он встретил ее. Лилиан, бывшую жену Брейдена. Она заполонила все его мысли, он впервые начал думать о ком-то кроме себя. Человечная, добрая, искренняя Лилиан научила его чувствовать, и он влюбился в нее. Вот только сама Лилиан не спешила отвечать взаимностью на страстные взгляды, которыми одаривал ее молодой обожатель.
Джеймс, который не привык быть отвергнутым и отступать от своих принципов, твердо решил для себя бороться за сердце нерешительной дамы. Только вот он забыл, что любовь женщины – это не защита диссертации и не собеседование на работу. Эту любовь не получить хитростью или изворотливостью. Поэтому молодому профессору ничего больше не осталось, как терпеливо ждать благосклонности Лилиан. А в перерывах между ожиданием проводить дикие, кровавые опыты в лаборатории Уитморского колледжа.

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

Я воспринимала Джеймса, как очередного коллегу не только по работе, но и по издевательствам над вампирами. Естественно, мне не нравятся люди в обществе августин, поэтому и мужчину я избегала. Меня настораживал этот прямолинейный и упертый профессор. Иногда пугали его страстные взгляды и красноречивые улыбки, поскольку я понимала, какой они несут в себе смысл. Но чтобы он нравился мне? Никогда. Я просто вижу в нем своего бывшего мужа, ведь развитие у него идет точно такое же. Уже даже заранее знаю, чем это все закончится, но даже и не стараюсь его останавливать. Я продолжаю общаться с Рэйнфордом, у меня просто не хватает смелости отвязать от себя мужчину, да и нет на то никаких обстоятельств. Да и что врать, мне было приятно внимание. Но все равно я боялась и уважала Джеймса. Всегда отвечала ему на все теплой, искренней улыбкой, поскольку догадывалась о его чувствах. И мне не хватало жестокости, чтобы разочаровывать мужчину. Сопереживала и готова была помочь во всем, кроме опытов. Даже иногда скрывалась с его помощью от мужа. Но никак не могу сказать профессору, что меня, возможно, интересует другой мужчина, поскольку сама очерствела, как и Эйерс. Но я вижу в Рэйнфорде нечто такое, что возможно вытащить из мира Августинцев. Не такой уж он и зверь, в этом я уверена. А опровергнет мое мнение или подтвердит Джеймс это уже второй вопрос.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

- Ну  я не буду писать про банальности. И так всем понятно, что роль не на один день и хотелось бы общения, поскольку нам играть много. Не буду орать, что мой и только мой, полная свобода действий в игре. Сильные, грамотные посты.
- Развитие персонажа полностью на Вас. Я не собираюсь ставить какие-то рамки или ограничения. Мы прошлое друг друга, у нас общая история, но не общие будущие. И персонаж придуман не мной, я тем более не имею права ставить ограничения. Ни в чем упрекать не буду. Игрок гибкий, пойму и подстроюсь подо все.
- Самое главное, я не вижу между нашими персонажами пару. Слишком разные. Поэтому не бойтесь, я не собираюсь Вас обязывать какими-то отношениями. Однако я могу доиграться не отвечая на его чувства, да и вообще не замечая их. Могу нарваться на неприятные последствия, поскольку у эгоистичного профессора терпение не железное. И тут взаимоотношения наших персонажей мной тоже продуманны наперед.
- Теперь собственно к игроку. Самое основное: на кросспол чихать. Главное, чтобы игрок был адекватный и общительный. Не берите роль на один день. Я хоть активностью и не блещу, но я не пропадаю. Посты не держите месяцами, ну или предупреждайте. Я не требую посты длиною в простынь, но мне бы не хотелось видеть два предложения. Хотя бы на лист, мне хватит. Посты от 3-его лица. Вопросы решим в гостевой)
- Персонаж проходит по act. three: so you better run
- Вопросы о смене внешности или имени решайте с администрацией. Персонаж не мой. Придуман АМС, поэтому я не имею никаких прав диктовать свои условия.

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

Надо же было так ключ у себя оставить. Как же это глупо. – задумчиво наблюдая за мелькавшими цветными огоньками в темном автомобильном окне, Лилиан по инерции крутила в продрогших пальчиках маленький, холодный ключ. Когда-то этот маленький ключик открывал вход в ее теплую квартиру, где жила она с самым дорогим человеком. Любила его, чуть ли не боготворила за красивые речи и необычный характер. За пронзительный черный взгляд и обворожительную улыбку. Как же это все могло закончиться таким пустым и глупым разводом? И этот ключик стал теперь холодным путем к воспоминаниям не о всем хорошем, что было раньше в жизни Лил, а лишь о мрачном и тоскливом. И зачем сейчас Мэлоун едет в свою прошлую квартиру? Этого она не понимала. Может, надеялась найти записи о работе бывшего мужа. А может, просто желала оставить там все, чтобы больше не возвращаться. Сейчас наука  это все, что у нее есть. Единственное, ради чего следует трудиться. Главное жизни и здоровье людей, а как этого добиться…это же несущественные мелочи, верно? Ее работа довольно гуманная – теория, переходящая в мелкие знания ее студентов. Ведь это же гуманно?
- Здесь, пожалуйста, – вежливо остановив таксиста, протянула ему деньги за проезд. Улыбнувшись, вылезла из машины, отходя к тротуару, чтобы не забрызгаться грязью.
Не люблю дождь. Сырость. Грязь. Мерзость. – как-то пусто пронеслось в голове Лилиан, когда она пальчиками смахнула влагу со щеки. Идти или нет? Спрятав руки в карманы бежевого пальто, вскинула голову вверх, на окно своей бывшей квартиры, где могли остаться записи об экспериментах Брэйдэна. 
Света нет, как шатенка и ожидала. Теперь, кажется, там точно никто не живет. И целыми днями темные, зашторенные окна, тоскливо ждут своих хозяев.
- Так, ну ладно. Только лишь зайду и все, кому будет от этого плохо? – когда мелкий дождь вместе с мерзлотой вокруг начал немного раздражать, Лилиан все-таки, пусть и без особого энтузиазма, но зашла в дом. Поднялась к  квартире. Открыла дверь этим самым холодным ключом, и оказалась в теплой прихожей, прижавшись спиной к двери. 
Откинув влажные волосы с лица, внимательно осмотрелась вокруг, вглядываясь в темноту. Однако никакого шороха. Нигде. Скинув сумочку на рядом стоявшую тумбочку, клацнула включателем. От яркого света даже пришлось слегка зажмуриться. Сняв полусапожки, расстегнув пальто, но, не снимая его, прошла в гостиную, где все и осталось так, как и было. За исключением нескольких вещей, которые Ривз забрала с собой.
А квартира не кажется такой уж необитаемой, как я думала. Может, Рэй все-таки заглядывает сюда изредка? – медленно обходя комнату, ощупывая все пальчиками, Лил остановилась рядом с невысоким журнальным столиком, задумчивым взглядом заскользив по пустому стеклу.  Зажгла настольную лампу, скинула пальто на диван, оставаясь в одном легком платье, и положила ключ рядом с лампой.
Как так вокруг нас все может меняться, а мы даже и не замечаем? Боже, Брэйдэн, как ты так мог измениться? – хмурый, темно – карий взгляд продолжал изучающее скользить по вещам, бумагам, ящикам, в надежде увидеть то, что так хотелось получить с самого начала. Хотя бы просто для того, чтобы понять, что вся работа девушки идет не зря. Не просто так уродуются вампиры ради науки.
Запустив пальчики в волосы, тяжело вздыхая, хитрой лисой полезла в ящики тумбочки и, вуаля, толстая папка неизвестно чего оказалась в ее цепких ручках.
Интересно.
Плюхнувшись на пол, рядом с журнальным столиком, поспешно бросила папку на его зеркальную поверхность, ближе придвигая к себе тусклую лампу. Заметки, ручные записи, обрывки слов, короткие наблюдения, жестокие эксперименты и их описание, подробное раскрытие того или иного органа, или способности вампира. Чего только ее бывший муж не проводил. Теория от практики оказалась далека.
Кровь вампира иметь довольно интересную особенность. Заживляет различного рода раны, да и просто приносит новое сырье в виде молодых и сильных вампиров. 
- Интересно было бы проверить эту самую кровь, – задумчивая морщинка на лбу, не менее напряженный взгляд и нервно сжатые губы. Шатенка и раньше проводила менее жестокие эксперименты, но не заостряла на этом внимание. А тут такой поворот. Почему бы эту самую кровь не использовать для людей? Тайно? И какие побочные эффекты могут быть?
- Брэйдэн? – обернувшись, с холодной волной  ужаса быстро поднялась на ноги, от неожиданности того, что в квартире вообще кто-то есть. Мэлоун кожей ощутила, как холодный, черный взгляд мужа опасно и больно медленно скользнул по ней, но совершенно никаких эмоций не выражалось на лице мужчины. Такой же мрачный, тусклый и с некой звериной опасностью, которой веяло от взгляда, угрожающе сжатых губ, поигрывающих скул. Вот что начинало пугать Лилиан.
- Привет, – пальчиками откинула челку с лица, не спуская глаз с брюнета, - Как еще далеко ты зашел в своих экспериментах? – тихий вопрос и короткий взгляд на папку с бумагами, изрисованными почерком Брэйдэна.

Отредактировано Lillian Malone (19th Jun 2014 00:50:18)

+1

7

ИМЯ И ФАМИЛИЯ ПЕРСОНАЖА

COLIN O'DONOGHUE

Я уже потеряла счет времени с момента нашей последней встречи и никогда не пыталась тебя искать. Насколько мне известно, ты - ведьмак вот уже 190 лет, хоть и выглядишь на 34. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Новом Орлеане, хотя на самом деле ты проживаешь в Уитморе, что вовсе не говорит о нашем скорейшем воссоединении, но оно произойдёт.

http://25.media.tumblr.com/8723189229b2fb29d19e9387fc35e534/tumblr_n2iz0taJxJ1qg8dzlo3_250.gif

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

Я не знаю о тебе почти ничего, не знаю твоей истории, не хочу знать, потому что мне всё равно. Вы с братом путешествовали по миру, выбравшись из-под родительского крыла, скрылись с родных земель, решив, что больше не вернётесь туда, а будете открывать для себя новые места. Два ведьмака, два обладателя силы, которая откроет пред вами все нужные вам двери. Никогда ни во что не вмешивались, не принимали чью-либо сторону и держались подальше от "всемирных" конфликтов. Вы знали о существовании и вампиров, и оборотней, но не желали с ними сталкиваться, предпочитали оставаться неопознанными и скрывались, если вам угрожала опасность. Это не было трусостью, это было путешествие по жизни, которой вам обоим так давно хотелось.
Мы встретились с вами в ревущие двадцатые, мимолётное знакомство, и на тот момент вы оба уже знали, что я вампир; знали и то, что по вашим неписанным правилам от меня стоит держаться подальше. Да, наверное, стоило бы... Но разговор продолжился, затянулся на несколько дней, мы познакомились в Париже, а уже через некоторое время были в Берлине. Мы развлекались, правда, мои развлечения вечно прерывались фразой, сказанной кем-то из вас двоих "мы же договаривались без убийств". И мне приходилось, как послушной девочке, внушать жертве, что всё хорошо, стирать память и отпускать. Не то чтобы в один момент мне это надоело, но да, это было одной из причин.
Было бы странно, если бы с кем-то из вас двоих я бы не завела интрижку, так что уже через какое-то время мы с тобой оставляли твоего брата в компании с очередной красоткой, одетой по моде. Не знаю, был ли ты влюблён в меня настолько, чтобы это казалось важным, но мне всегда думалось, что больше всего на свете ты любишь брата, впрочем, как и он тебя. Ты думал именно так, да? В какой-то момент всё пошло под откос, главным шагом к краху был шантаж. Твой братец, разузнав от кого-то, что я в бегах и меня разыскивают, решил меня шантажировать. Он пообещал, что оставит меня в покое, если я заплачу больше, чем тот, кто меня ищет. Вряд ли я могла бы позволить себе большую сумму, чем младший Майклсон, да и не собиралась, честно говоря. Между нами всё было кончено, когда ты нашёл своего брата обескровленным в номере нашего отеля. Убегая, я мысленно приплюсовала ещё одного к своим врагам.
Кто же знал, что тебе удастся до сих пор остаться в живых? И сейчас ты профессор в Уитморе, а я даже понятия не имею, что ты так близко, так опасно близко. Ты один из тех, кто проводит опыты над вампирами. И ты уже знаешь, что я неподалёку.

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

Каждый день я искал твой призрачный след
Любви больше нет, беги

Ты любил своего брата, семья превыше всего, не так ли? И ты никогда не любил меня так, как его, никогда бы не сделал выбор в мою пользу, а я и не просила. Заранее знала, что покину и вас, догадывалась, что для кого-то из вас последствия будут плачевны, но ты не мог знать. С того самого дня, как обнаружил мёртвого брата в луже крови, ты возненавидел меня, пообещал себе отыскать и причинить столько боли, сколько только сможешь. Совсем скоро ты выполнишь своё обещание, но поймёшь, что легче тебе от этого не станет. Да и время лечит, теперь же уже не так больно, как было тогда? Но ты не можешь оставить всё это просто так и уйти, не можешь начать жить своей жизнью. И раз уж ты напал на мой след, то твоя сегодняшняя деятельность приходится весьма кстати, ведь скоро твоей подопытной могу оказаться я, правда, если ты не уйдёшь первым из жизни.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Как обычно активность и блаблабла, у меня есть идеи и виды на этого персонажа, есть история, которую я бы хотела воплотить в жизнь. И помимо уитморской деятельности, пыток и т.п. я имею на этого персонажа и другие виды, но уже в Новом Орлеане. Мне и моему брату не помешает карманный ведьмак хд Ах да, возможно, в скором времени я не сдержусь и сверну тебе шею, но напою своей кровушкой до этого. и карманный вампир не будет лишним))
Если кратко об идеях и истории: ты узнаешь, что я в новом орлеане, не можешь упустить такого шанса и киднепишь меня, я очухиваюсь на скамье подсудимых больничной кушетке, и мы развлекаемся (я о пытках); через какое-то время либо мы договоримся, либо меня кто-то спасает, ну а уж дальше я либо вернусь за тобой и притащу твой волшебный зад в новый орлеан, требуя твоей помощи (у меня свои рычаги воздействия, чаще жестокие и беспощадные); будешь помогать мне с семейкой первородных и в других плохих делах, можешь конечно переметнуться на другую сторону, но тогда ты станешь вампиром раньше, чем я планирую в своих далеко идущих планах)

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

This life can almost kill you
When you're trying to survive

   Контроль. Мне необходим контроль разума и воли, я чувствую, что должна научиться именно этому, потому что именно этого мне и не хватает, когда я смотрю на эту женщину, что передо мной. Всё во мне будто бы переворачивается, я реагирую на каждое её даже мимолётное движение, словно хищник следит за жертвой, собираясь напасть; слышу её сердцебиение, взглядом замечаю бьющуюся жилку на шее, выделяю вены на её руках, всё так мимолётно, так быстро, но так осязаемо. Я не контролирую это в себе, могу продержаться каких-то несколько секунд и, кажется, сорвусь, но всё останавливаю себя. Я боюсь, я не хочу. И я ищу помощи лишь глазами, обратившись взглядом к мужчине, который привёл меня сюда. И все мои чувства обнажены, весь мой испуг, страх, паника на поверхности моих светлых глаз. Мужчина кивает мне будто бы в ответ, поняв мой вопрос, истолковав взгляд, и я чувствую, как лёгкое спокойствие сдвигает с места мою панику, заменяя её.
   Внимательно наблюдаю за всем, что происходит вокруг. Внимательно слушаю каждое слово, что произносится кем-либо. Неужели я буду жить здесь, в этом доме? Уму непостижимо! Новое платье? Оглядываю обстановку вокруг вновь, оглядываю своего спасителя, пытаясь улыбнуться, показав свою благодарность. Наверное, моя улыбка выглядит слишком вымученной и какой-то натянутой, я бы извинилась за неё, если бы видела со стороны, но не вижу. У меня будет новое платье… Хлопаю ресницами, глядя строго перед собой затуманенным взглядом, вздрагиваю от прикосновения к моему плечу, но повинуюсь и иду туда, куда меня направляют, всё ещё осматриваясь вокруг. Обстановка сменяется, мы уже в другой комнате, но она столь же прекрасна и роскошна для меня до неловкости. Элайджа… Вглядываюсь в его глаза так пристально и почти по-детски наивно, внимая и веря каждому его слову. Не знаю почему, но он создаёт впечатление человека, которому можно верить. И я верю, вот так вот просто с лёгкость верю, потому что у меня нет иного выхода, мне нужен кто-то, на кого я смогу положиться; кто-то, кто научит меня всему и утешит при малейшем промахе. Я вижу в этом человеке того, кто мне нужен сейчас – наставник, учитель. И вот он мой первый урок. Слежу за взмахом руки Элайджи, оглядывая молодую девушку, которую только что подвели к нам. Она красивая, она в чистом платье и смотрит на меня спокойно; она красивая, она не такая, как я. Она оказывается ближе, и я чувствую этот запах, исходящий от неё, такой одурманивающий, заставляющий моё горло пылать жаром. Пытаюсь сдержать себя, но чувствую, что что-то не так – мои глаза темнеют, вены выступают. Не прикасаюсь к девушке, потому что наблюдаю за Элайджей, за тем, как он обнажает свои клыки, как его глаза меняются, как он вонзает зубы в нежную кожу жертвы, и я почти слышу, как кожа рвётся под натиском острых клыков, как капля за каплей крови исчезают на губах вампира. И я чувствую её запах, такой манящий. Не могу больше сдерживаться, резко приближаясь, но достаточно медленно прокусывая кожу на шее, чуть ближе к плечу. Девушка не кричит, не подаёт никаких признаков, что ей больно, это меня настораживает, но кровь, растекающаяся по моему горло заставляет забыть обо всём. Жадно пью, словно воду после нескольких часов, проведённых в пустыне. Вспоминаю слова Элайджи и только сейчас заставляю себя прислушиваться к ритму сердца девушки. Тук-тук. Он успокаивается меня, заставляет расслабиться, не спешить. Тук-тук. Я слышу, как он меняется, наблюдаю, вслушиваюсь, прикрыв глаза. Тук. Не могу отстраниться, хоть и понимаю, что нужно, но не могу. Тук. Мне приходится собрать всю свою волю в кулак, все свои силы, чтобы извлечь клыки, оставляя на коже девушки кровавый след. Отхожу на пару шагов, вытирая губы тыльной стороной ладони, я хочу вновь приблизиться к девушке, но понимаю, что нельзя, понимаю, что мой голод притупился, а это просто лишь желание не останавливаться. Я справлюсь с ним. Поворачиваюсь на Элайджу и понимаю, что некоторое время он, видимо, следил за мной, и сейчас смотрит, а я чувствую себя неловко; стою, переминаясь с ноги на ногу, переплетая пальцы.
   - Джорджета, – тихо произношу я, понимаю, что совсем невпопад, как-то даже глупо; а потому растерянно добавляю: - Меня зовут Джорджета, – устремляюсь взглядом в пол, потому что неловкость всей этой ситуации бьёт через край. Внезапно воспоминаю про девушку, смотрю на неё обеспокоенно, на её руку, на шею. - Нужно перевязать раны, – мой голос вторит моему обеспокоенному взгляду.
   Почему я столь добра к этой девушке? Ответ очевиден: я только что разодрала в кровь её кожу, а она не издала ни звука, не сопротивлялась, да и вообще выглядела так, словно это в порядке вещей. И я бы хотела спросить об этом Элайджу, но слишком смущена, чтобы говорить с ним, поэтому продолжаю стоять, сцепив руки, переплетая пальцы друг с другом, глядя в пол, потому что не знаю, что мне нужно и что я должна делать. Это всё так странно, кто бы подсказал мне, как себя вести.
   - Почему она так спокойна? – наконец решаюсь я спросить, совсем шёпотом, едва ли меня можно услышать; броский взгляд на вампира, затем на девушку и вновь в пол. Эта девушка так красива, хорошо собою, но что она здесь делать? И почему не убежит, сверкая пятками, от страха? Быть может, её запугали, оставили здесь силой? Но она не плачет и не умоляет отпустить её, она просто спокойно реагирует на всё, слишком спокойно для происходящего вокруг. А ещё на ней простенькое, но красивое платье, от одной подобной мысли вновь обнимаю себя за плечи, такой уже привычный жест, рассказывающий всем окружающим о моём ощущении неловкости и даже какого-то стыда. Надеюсь, что я всё сделала правильно и не испортила ничего; надеюсь, Элайджа не пожалеет, что предложил мне свою помощь; надеюсь, он не будет огорчён мною и моим поведением.
   - Если Вы позволите, я хотела бы умыться, – столь же тихо, словно шелестит трава, произношу я, а мне по-прежнему неловко. Не знаю, как к нему обращаться, не могу по имени, не знаю, стоит ли с ним говорить вообще. Но я чувствую на себе всю ту грязь, что собрала в какой-то подворотне в городе, на моём платье не моя кровь, на моих руках тоже есть её отпечатки. И я хочу смыть её, чтобы не вспоминать, забыть, словно страшный сон, то, что я наделала. Подушечками пальцев провожу по своей руке, пытаясь стереть капли крови, но нет, они не перестают напоминать.

+1

8


RICHARD KEMIRON // РИЧАРД КЭМИРОН


JAKE GYLLENHAAL
*менябельно

Я уже потеряла счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужен. Насколько мне известно, ты - вампир вот уже 350 лет, но стал ты созданием ночи в 33 года. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Уитморе, что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.

http://savepic.net/2291953.png

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

Родился Ричард в консервативной Англии в 1661 году. Это было время военной мощи и политической неустойчивости в стране. Одного правителя изгнали, второй пытался хитростью занять престол, третий просто открыто убивал всех своих конкурентов. За политической борьбой, некогда было следить за простым народом, а Ричард происходил из довольно богатой семьи местного купца. И по всем правилам должен был занят вскоре место своего отца, как единственный сын. Кэмирон даже пережил очередную волну бубонной чумы, длившуюся ровно год (1665-1666). Мальчику даже удалось избежать Великий пожар, из-за которого практически сгорел весь Лондон. Можно сказать, что каждый член семьи Кэмирон родился в рубашке.
Хотелось бы отметить, что родители для Ричард были идеалом в любом его возрасте. Он их боготворил, считался с каждым мнением и указом. А они в ответ не чаяли души в нем. Отец, в отличие от других мужчин Лондона, любил только свою жену и даже не засматривался на других. Жена же хранила уютный очаг для своих любимых мужчин.
Так же отец Ричарда постарался дать единственному сыну самое лучшее образование и самые прекрасные манеры своего времени. Правда, шабутной характер парня не делал его слишком идеальным, а только выделял его среди правильных и слишком культурных англичан. Это позволяло пользоваться женским вниманием. Молодые девушки, начитанные романов, просто теряли головы, видя в Ричарде такого героя-рыцаря своих же романов.  Ну а что, красиво говорит, красиво себя ведет, вежлив, красив собой, но с веселой изюминкой неподчинения принятым устоям общества.
Вампиром стал случайно, естественно, сам того не желая. Это была простая месть, а в центре стояла тихая блондинка с миловидным личиком. Отец Ричарда в свое время не пошел на уступки своему напарнику по делу, из-за чего тот же и обанкротился, попав в гущу событий Голландской войны и религиозных преследований. Кэмирон же, дальновидный и расчетливый купец, смог пережит все тяжкие времена и стать еще состоятельней. Напарник же был до конца своих дней уверен, что мужчина нажился на его беде и деньгах. Затаив обиду, пропал из страны на несколько лет.
Когда Ричарду исполнилось 33 года, и он практически полностью дело отца взял в свои руки, но являлся заядлым холостяком, в его доме появилась новая служаночка, у которой сердце заходилось от одного присутствия своего хозяина. Уж сильно она его любила. Но не все так было просто, девушка являлась молодым вампиром, но ведь не все же в этом мире надо знать. Кэмирон замечал в ней странности, ее пылкие взгляды и скромные улыбки, но как-то его это не привлекало. И в этом же году в дом к Ричарду наведался бывший компаньон отца, якобы раскаявшийся и готовый принести извинения в оскорблении. Однако его задумка состояла в отмщении через Ричарда. Просто убить его. Что у мужчины и получилось. Он отравил Дика, и в этот же вечер исчез из дома. Есть большое «но». Девушка-служанка. Она изредка подмешивала свою кровь в напитки, чтобы в любом случае Кэмирон остался жив. И он вернулся к жизни. Правда, потом жестоко расквитался с напарником отца и всей его семьей.
----дальше все на Ваше усмотрение. Даю волю Вашей фантазии.

Отрывки из био

После долгих лет путешествий и гулянок, Ричард решает отправится в Уитмор. Зачем? Ему просто стало скучно. Для всех было неожиданностью, что в  Уитморском колледже появился новый и довольно молодой преподаватель кафедры юриспруденции. Да в экономических науках он тоже был подкован. Веселый, заводной,  довольно образованный и простой в общении, который может общаться на равных со всеми. Ричард замечал  каждую мелочь, заставил студентов уважать себя и бояться своего резкого слова. Да он вообще просто заставлял уважать себя одним своим идеальным внешним видом. Не брезговал жестоко проучивать загулявших и тех, кто не выражал должного уважения его предмету. Учил студентов банальному этикету высшего общества, чтобы они вышли из института светскими, образованными людьми, а не обезьянами, как сам любил выражаться.  Было даже довольно интересно, как такой громадный жизненный опыт, серьезность и даже в некоторых местах жестокость Ричард мог совмещать со своей заводной аурой. Всем вселять надежду в лучшее и просто поддержать, лишь похлопав по плечу.
В первое время я Дика даже и не замечала. Да, коллега по работе и все такое, но у нас разные кафедры и живем мы в разных мирах. Да и сам Кэмирон особым вниманием ко мне не пылал. Простая рабочая солидарность, не больше. Однако получилось так, что на кафедре Ричарда подняли занятия по криминальной психологии, в чем мужчина ну вовсе не разбирался, считая это ненужным молодым студентам, которые же будут дела не по мимике бумаг раскрывать. Однако Кэмирона заставили хоть один семестр, но проводить занятия. А поскольку я была в некотором роде универсальным преподавателем психологии в различных ее направлениях, Ричарду пришлось обратиться ко мне за помощью. Днем на работе, вечером после работы за бумагами и ноутом у меня дома, и мы сдружились. Дик даже был первый, кто заметил, что с мужем у меня не все так идеально, как хотелось бы на самом деле. Но молчал до последнего, пока я сама не обронила пару слов, что муж мой ходячий мертвец после смерти сестры, и наши с ним отношения сошли на нет, живем лишь по привычки в виде симбиоза.  А Кэмирон все понял, просто улыбнулся, похлопал по плечу и молча уткнулся в бумаги. Свои мысли и выводы мужчина оставил при себе.
Именно после этого момента мы и сдружились. Такой легкий, забавный и теплый  в общении, что просто тянул меня к себе магнитом. Заставлял улыбаться тогда, когда просто хотелось разреветься. Поддерживал своим опытом и молчаливой серьезностью. Ведь в жизни он знал и видел больше меня, она его научила многому, жестоко проучила.  Появлялся на пороге моего дома с цветами и едой из ресторанчика, когда я болела и не появлялась на работе. Водил меня кататься на лошадях, тянул на катки, в кино, рестораны, просто прогуляться. Меня всегда удивляла его энергия и умение молчать там, где это надо, не выдавать свои догадки и мысли, заставляя человека признаться в этом самому.
Поворотным моментом стал один неприятный инцидент.  Я с Ричардом уже общаюсь почти год (давайте будем считать, что он появился в колледже в 2010 году). От мужа живу отдельно и самостоятельно провожу свои эксперименты с вампирами. Ричард знает, что с  Брэйдэном у меня полный разлад. Так вот, однажды вечером без предупреждения на пороге моего нового дома появляется Ричард. И его внешний вид оставляет желать лучшего. Нет, он не пьяный, просто такое ощущение, словно попал в руки банды головорезов (а точнее к охотникам), где еле остался жив. Я хотела отправить Кэмирона в больницу, но он уверял, что медики здесь не нужны, пройдет все само, ему лишь нужно время. И ему лишь нужно место, где он сможет отдыщаться. Спросить бы зачем ко мне?  Одному ему это и известно. Первым делом я помогла Дику продезинфицировать раны, нашла одежду, и отправила на покой к себе в комнату. Однако сидеть в стороне не смогла. Всю ночь провела рядом с ним. И с ужасом видела, как накаченные вербеной раны медленно, но затягивались, не оставляя и шрама. Наблюдала, как восстанавливается брюнет. Тогда догадалась, только подумала, что Рич вампир, но вдаваться в подробности не стала. Мне это не нужно. Хватает того, что он просто жив.
Думая, что Кэмирон спит, поддавшись своим чувствам, легко поцеловала его. Но эту теплую, лучезарную улыбку, которая появилась преневозмогая  боль, я не забуду никогда.
И именно после этого наши отношения стали другими. Мы так же оставались друзьями, но уже с некоторыми открывающимися дополнениями

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

Самое сильное чувство всегда начинается с пустяка.
Для меня Кэмирон стал спасательным кругом в мире, где я уже начала отчаиваться и звереть, как и мой муж, сама того не замечая. В нем  же я увидела тот огонек, который зажигает и заставляет улыбаться. Потянул меня обратно, вернул мой прежний лучезарный и мягкий характер. И пока единственный, кто знает меня такой, какая я есть. Без моих наигранных улыбок, радости и прочей ерунды. Видел срывы, нервы, разочарование. Но поддерживал, тягал на различные гулянки, постоянно пихал, задирал, дарил свой задор. Его уверенность передавалась и мне. Огромная благодарность ему за то, что он жестоко одергивал студентов, которые не брали меня всерьез, но также старался держать на расстояние тех студентов, которые бросали на меня недвусмысленные взгляды. Мог культурно осадить коллег по работе, начинавших осуждать меня и мою жизнь. Но никогда не лезь в мои отношения с мужем, сохраняя дистанцию. А после того, как я поцеловала Ричарда, это стало для меня толчком подать на развод с Брэйдэном. Увидев контрастность двух мужчин, выбрала Кэмирона. Если я жила ради науки раньше, то теперь стала видеть еще и окружающих, которых мне показывал мужчина. После того вечера, когда Дик чуть не погиб, я поняла, что его сущность не так проста, но уточнять не стала. Он же не знает, что я провожу эксперименты над вампирами. Для меня важно, что он просто есть и находится всегда рядом. Влюбилась? Не исключено. У нас не было разговоров про то, кто кого любит. Никто никогда не выяснял отношения, не лезь в личное, но мы прекрасно знали друг друга. Могли вечера проводить вместе просто за просмотром фильма. И я любила эту теплую, непринужденную обстановку с ним. Но постепенно в различных ситуациях стали накапливаться недоговоренности, что в итоге заставит нас поставить друг перед другом вопрос «Что между нами происходит?»

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

- Ну  я не буду писать про банальности. И так всем понятно, что роль не на один день и хотелось бы общения, поскольку нам играть много. Не буду орать, что мой и только мой, полная свобода действий в игре. Сильные, грамотные посты. Я не ставлю никаких ограничений и требований. Я придумала этого персонажа, но Вам им играть, следовательно, он полностью на Вашей фантазии, которой я не имею права указывать.
- Хотелось бы развития в пару, как Вы это уже поняли. И надеюсь, я смогла передать, что между нашими персонажами много недоговоренности, но друг для друга мы стали якорями.
- Насчет характера: уверенный в себе стратег, манипулятор, с множеством хитрых планов в голове, но прекрасно скрывающийся за шкурой безобидной овечки.  В общем, взрослый такой дяденька, наученный жизнью, временем и жестокостью. Однако такой шабутной, вечно подвижный и веселый, который умеет привязываться к людям и любит лишь единицы из них. И это лишь общая зарисовка, поскольку я представляю его многогранного и довольно разного в зависимости от ситуации и людей. В общем, настоящий мужчина воспитанный временем и жизнью, но не потерявший свою изюминку.
- Предупреждаю, что развитие в пару не сразу. Придется пережить множество тяжелых, эмоциональных игр и ярого отрицания Лилиан, что она влюбилась. Ричард нужен для развития моего персонажа. Развитие будет тяжелое, эмоциональное, ставящие множество вопросов, что, естественно, перейдет на отношения между Лилиан и Диком. Он же не знает, что женщина ставит опыты над вампирами, а когда узнает, представьте, что будет?
- Насчет внешности: можно менять, но только так, чтобы она подходила под характер) Имя, фамилия и биография на полет Вашей фантазии. Тут я Вас не ограничиваю.
- Теперь собственно к игроку. Самое основное: на кросспол чихать. Главное, чтобы игрок был адекватный и общительный. Не берите роль на один день. Я хоть активностью и не блещу, но я не пропадаю. Посты не держите месяцами, ну или предупреждайте. Я не требую посты длиною в простынь, но мне бы не хотелось видеть два предложения. Хотя бы на лист, мне хватит. Посты от 3-его лица. Вопросы решим в гостевой)

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

Лилиан не нравилось, что профессор истории поднимал наружу все те скрытые сомнения, иногда ночами всплывающие в голове женщины. Маркус опять видел и понимал больше, замечая в простых предложениях о благородной мечте иной, противоположный смысл. Но он не осуждал, наоборот, в некотором роде заставлял задуматься, взвесить все «за» и «против», показав одну ситуацию с разных точек зрения.
Мэлоун ожидала, что брюнет пренебрежительно фыркнет и с крайним поблескивающим отвращением в тяжелом, ледяном взгляде скроется из аудитории. Кому понравится человек, пусть даже миловидная женщина, которая своими руками убивает живое в мире? Но и тут профессор поступил наперекор всей теории человеческой души. Именно такие необъяснимые люди тянули Лил магнитом, представляя собой новый, неизученный вид психологии. Ведь своим видом они представляли сплошную нераскрытую загадку.
- Но, тем не менее, вампиры в нашем мире существуют, – шатенка мягко прервала Грина, с деликатным видом подняв указательный палец вверх, впервые не смущаясь проникновенного, изучающего взгляда мужчины. Если его бояться, то вряд ли вообще возможно было бы говорить, - Наш мир, получается, полон ошибок, – усмехнувшись уголком губ, передала ход своему оппоненту, с которым становилось крайне интересно. Особенно теперь, когда Мэлоун может постепенно себя контролировать, свыкнувшееся с властным видом статной фигуры Маркуса. Не зря говорят, что психологи в некотором роде хамелеоны. Уловив невидимую ниточку настроя своего собеседника, подстраиваются под его манеру поведения. Или это просто прирожденная гибкость. Лилиан пока и не пыталась разгадать профессора, понимая, что рано или поздно он позволит сделать это сам. Намеком, взглядом, жестом или сдержанной косой улыбкой, но он позволит себя узнать, если посчитает это нужным. А если сейчас надавить, то возможно просто отпугнуть от себя. Эта черта не ускользнула от светлого взгляда шатенки. И еще, мужчина требует к себе уважения, но не страха в любом его проявление. Если  бояться Грина, то просто потеряешь свою значимость в его глазах, став очередной серой мышкой в толпе лишних силуэтов. Волна удивления и растерянности схлынула с Ривз, и теперь она увидела ситуацию намного четче, смогла уловить основные черты характера, почуять невидимую ниточку нужного поведения.
« Не ожидала, что подумаешь о студентах в таком русле. О преподавателях решил не вспоминать, хотя прекрасно знаешь, что и среди них есть представители вампиры. А студенты…как хорошо вывернул эту тему.»
Лилиан, внимательно вслушиваясь в каждое слово профессора, в его тембр голоса, не опуская взгляда, прощупывала любое движение, любое несуществующее движение мышцы лица. Желала понять, что же скрывается за простыми вопросами.
« Как же ты хорошо себя контролируешь. Даже можешь управлять своими инстинктивными жестами, неподдающимися контролю даже у самого наученного психолога. Мистер Грин, я нашла нужную точку поведения по отношению к вам. Но, видимо, ты сам захотел ее показать. Почему же я тебя не вижу, как любого другого? »
Мэлоун снова придвинулась к краю кресла, положив ладони на подлокотники кресла. Задумчиво  хмыкнув,  корпусом поддалась вперед, не спуская с Маркуса пытливого взгляда. Чем ближе видишь человека, тем больше понимаешь его сущность.
- Довольно интересно, что тебя интересуют студенты, – шатенка неожиданно перевела разговор на самого Грина, не желая открывать перед ним свои чувства именно к смерти, которую она может принести, - Не преподаватели, в числе которых тоже есть вампиры, а именно студенты. Видимо, кто-то из твоих любимчиков является вампиром. Что ж, – в светло-карем взгляде сверкнула искра догадки, губки растянулись в еле заметной улыбке, и чуть вызывающе вздернув носиком, Ривз откинулась на спинку кресла, скрестив между собой пальчики и облокотившись локтями о подлокотники, - можешь не называть мне имена, это лишняя информация в нашем разговоре, но я могу обеспечить ему безопасность. Пусть просто ничего не есть и не пьет в стенах института, и боится окружающих его людей, – о нет, шатенка не жестокая, она даже слишком мягкая, но ей нет заинтересованности, чтобы спасать того, кого она не знает. Ей жалко каждого, она понимает боль любого, но Лил не собирается ставить себя под удар. Уловив неприятный, молчаливый взгляд Маркуса, холодно скользнувшего по женщине, самым милым образом улыбнулась в ответ. Она ощущала вокруг себя ауру его власти, но не собиралась подчиняться хоть еще кому-нибудь, даже, несмотря на то, что противиться Грину было крайне сложно.
«Поставишь меня на место? Уйдешь? Или продолжишь и дальше выведывать нужную тебе информацию? Вопрос только: зачем тебе это все? Что за удовольствие держать в своих руках убивающие знания? О, профессор Грин, в вашем шкафу определенно находятся скелеты пострашней и интересней моих, учитывая, что обо мне вы знаете все, как об открытой книге…я же о тебе ничего.»
Шатенка ожидала, что Маркус сейчас с холодной вежливостью поставит ее в тупик за дерзость со студентом, но окажись сама Мэлоун безропотной овечкой, как все его студенты, то историк уже бы ушел, потеряв весь интерес в ее обществе, грандиозно поменяв свой план.
- А ты сам мне не откроешь тайну? Оставишь на мою фантазию? – хитрый прищур, зажегшийся опасным азартом, - И кто из нас с тобой психолог? – вопросительно приподняв левую бровь уголком, Ривз снова очаровательно улыбнулась, прекрасно понимая, что ее обаяние не действует на мужчину, но это подогревало интерес еще больше. Кажется, привыкшая жить в вечном риске, Лилиан все чаще искала его сама.
Вот он этот момент, когда Маркус позволил раскрыть себя…относительно, конечно. Он не считал, что настало время, но из-за своих собственных целей не мог отказать Ривз в удовольствие погадать над сущностью профессора. Она понимала, что таким образом мужчина сохраняет за собой победу в любом случае, ведь он остается на шаг впереди. Он чуть не подчинил себе Лил, хотя, если ему это будет нужно, то он сможет это сделать. В этом не было никаких сомнений. Кажется, ему просто самому было интересно, чем закончатся торги за информацию в желтой папке и как далеко сможет зайти Ри.
Шатенка встала со своего кресла, не спуская с брюнета задумчивого прищура. Заинтересованно закусив губу с внутренней стороны, медленно обошла диван с открытого бока. То, что он не убежал от нее, значит, что не простой человек. Как-то связан с сверхъестественным миром. Оставалось узнать как.
Женщина присела на край дивана рядом с Грином. Всем известно, что лучшие психологические анализы проводятся под пристальным, слишком близком рассмотрении нужного человека. Карим, немигающим взглядом больших глаз Лилз внимательно скользила по одежде, рукам, мелким деталям, лицу. Натренированное сознание проводило анализ увиденного в поисках единственно верного ответа. Молча откинув головой спадающие пряди, аккуратно, лишь пальцами коснулась руки в виде проверки температуры тела. Да, мужчина теплый, но недостаточно. Не горяч, как человек или оборотень. Закусив уголок нижней губы, задумчиво перевела взгляд на кружку кофе, улыбнувшись, отрицательно покачала головой.
- Оборотень? – после долгого молчания, Ривз тихо обратилась сама к себе, не разрывая зрительного контакта с холодным серо-голубым взглядом, который, вопреки мнению самого Маркуса, но мог подать верные сигналы, - Нет, слишком сдержан. Идеальный внешний вид. Не годишься, – отрицательно качнув головой, словно отгоняя эту догадку, как назойливую муху, опустила взгляд на руки мужчины, которые вводили в заблуждение. Специально? Чтобы отогнать подозрение и оставить партию за собой? Наконец, после минутного молчания, Ли осторожно вывернула себе кисть мужчины. Прохладными пальцами прижала пульсацию в запястье. Усмехнувшись, дотронулась до сонной артерии своей и профессора, ожидая его настороженной реакции. Но не было никакой пульсации в венах, кровь не бежала по жилам Маркуса.
- Вампир, – победоносно улыбнувшись, с легкой гордостью вскинула голову вверх, пальцами поправляя волосы, - Поэтому тебя так волнует это общество. Все так просто, – но ничего не выдало мыслей профессора истории. Он оставался такой же неподвижной скалой, уже, кажется, сам с интересом ожидающий заключения психолога, словно поставивший на нее все свое состояние. 
- Поэтому ты так собираешь информацию. Поэтому ты так умеешь себя контролировать, -  догадки стали лихорадочно всплывать в сознание Лилиан одна за другой, да так, что женщина не успевала формулировать их в правильные слова, - Поэтому я тебя не вижу, даже не чувствую. А почему? Потому, что ты вампир…может даже с большим возрастом. Поэтому ты так умело показываешь то, что надо лишь тебе. Заставляешь думать так, как надо тебе. Поэтому тебя не берет мое очарование. Конечно. Возраст – вот причина твоей скрытности и того, что я тебя не могу читать. Превосходно, Маркус, ты поставил меня в тупик. Еще никому не удавалось быть для меня тайной, – дружелюбно улыбнувшись, одобряюще склонила голову на бок, ожидая, как поведет себя мужчина. И только сейчас Мэлоун деликатно отодвинулась от профессора, соблюдая положенную дистанцию.
« Должна признать, что если бы ты этого не хотел, то я бы и не узнала. Что же тебе нужно? Превосходно, профессор, превосходно.»
- Я хочу, чтобы твоя тайна оказалась такой, - наивно пожав плечами, ожидающе, с слабой улыбкой на губах, Лилиан внутренне спрашивала, что за награда ей будет и какие вообще условия профессора Грина.

Отредактировано Lillian Malone (19th Jun 2014 00:43:42)

0

9

GREY MINER [ГРЕЙ МАЙНЕР]

BEN BARNES
*внешность обсуждаема

Я уже потерял счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужен. Насколько мне известно, ты - ведьмак вот уже 25 лет. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Новом Орлеане, что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.

http://media.tumblr.com/tumblr_m8b5wyaMHQ1rolchmo5_250.gif

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

Часть семейного "древа", ведущая к Грею.

Колин Майнер был старшим братом Филиппа. Родился в 1920 году (умер в 1994). В возрасте 20 лет уехал в Лондон. В 21 женился, в 22 года (1942г.) у него родился первый ребенок – сын, названный Робертом Майнером. В 30 лет (1950г.) у него родилась дочь – Анна София Майнер.
Роберт женился в 23 (1965г.), после чего уехал в США, где спустя два года (1967г.) у него родился первенец – сын, которого назвали Майклом Колином Майнером. Через пять лет (1972г.) у Роберта родился второй сын – Эдвард Майнер. (К сожалению, у Эдварда детей нет и быть не может: он – вампир).
У Анны же родился только один ребенок (1970) – дочь, названная Марией Бэллами (фамилия мужа), которая, к сожалению, умерла в возрасте 5 лет от тяжелой формы какой-то болезни. Сама же Анна скончалась в возрасте 53 лет (2003) от рака.
Майкл Колин Майнер в 2006 году в возрасте 39 лет погиб в автокатастрофе вместе со своей женой. Его отец – Роберт Майнер, не выдержал этой новости, и умер спустя неделю от тяжелого инфаркта. У Майкла и его супруги остался единственный сын – Грей Майнер, которому на данный момент времени 25 лет (1986 года рождения).

Итак, Грей Майнер - единственный наследник линии Майнеров, идущей от старшего брата Филиппа. В 20 лет, будучи студентом, он лишился обоих родителей и оказался выброшен, скажем так, на произвол судьбы. Он не знал, что уже много лет за ним следил один из его предков, а именно - Филипп Майнер, присматривающийся к пареньку и пытающийся уловить в нем задатки лидера и сильную натуру, которая так была ему необходима в помощь.
Филипп объявился нерожиданно в жизни своего внучатого племянника, назвался дальним родственником и предложил свою помощь, так сказать, решив взять Грея под опеку. Филипп даже не пытался скрывать свою сущность - наоборот, он намеренно устраивал такие ситуации, в которых Грей увидел бы "творения" своего предка, его силу и необъяснимые вещи, что совершал Филипп. Естественно, пытливый ум молодого человека потребовал ответа - и он его получил.
Грею исполнился 21 год, когда его дядя "разблокировал" его способности и позволил наследственной силе заполнить юношу полностью. С того момента началось обучение Грея и его становление в глазах Филиппа - он не разочаровал дядяю, оказавшись действительно очень сильным и крепким духом юношей, жаждущим знаний, открытия чего-то нового, постижения неизведанного - магия давалась ему не легко, но значительно легче, чем остальным, кого Майнеры встречали на своем жизненном пути и кого Филипп брался обучать также, как и своего племянника. Филипп вознамерился воссоздать когда-то канувший в прошлое магический орден "Красного Клевера", который когда-нибудь должен будет возглавить Грей. Когда-нибудь, но до этого необходимо провести кропотливую работу и выбрать место, где представители магической общины могли бы обосноваться. 

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

Как уже было сказано выше, Грей - внучатый племянник Филиппа. Он уважает своего дядю и следует за ним везде и всюду. У него твердый характер, который частенько сталкивается с волевыми решениями Филиппа, но тот всегда старается прислушиваться к гласу своего племянника, который когда-нибудь станет ему заменой. Оба на одном уровне улавливают значимость слов "верность" и "семья", ценя их превыше всего. Грей прекрасно знает, что Филипп отдаст за него жизнь в любой момент, как и Филипп знает, что Грей будет защищать его ценой собственной жизни, если потребуется. Их связь окрепла до отношений "отец-сын", ведь Грей рано по сути лишился родителей, и ему необходимо брать с кого-то пример, видеть перед глазами образ человека, которым он захочет стать в будущем. Этим человеком стал Филипп, и Грей во многом берет с него пример.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Данная роль - не на один день. Это очень важный для меня персонаж. В моих глобальных планах - восстановить орден, который когда-то был основан моим дедом - орден "Красного Клевера". Мне нужны мои родственники, мои наследники, которые будут моими руками и глазами, моей армией и движущей силой. Мы с вами отправимся в Новый Орлеан и будем поддерживать местных представителей магической общины. Мы будем им помогать и, кто знает, может быть отвоюем себе Французский квартал, сделав его государством внутри государства, как Ватикан?
В любом случае, семья имеет для моего персонажа первостепенную значимость. И брошенные на произвол судьбы племянники - это та сила, что помогает ему двигаться дальше, к своей цели. Вы - мое сокровище.

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

Он не привык отступать. Если поставил перед собой цель – борись за нее, рви зубами и когтями возникающие на пути препятствия, не позволяй обстоятельствам сбить тебя с намеченного курса – будь сильным, не уступай, продолжай двигаться вперед и ни в коем случае не сдавайся. На нашу голову обрушивается небосвод проблем, но нам не выпадает то, с чем мы не смогли бы справиться – чем больше мы можем вынести, тем крепче проблемы, с которыми мы сталкиваемся в будущем. Нам повышают уровень сложности, чтобы проверить наши навыки, поставить под сомнения усвоенный в предыдущей борьбе материал. Может быть, нам стоит остаться на второй год и попробовать еще раз? Мы обязаны доказать, что достойны выделенного нам места в этой жизни, достойны возложенных на наши плечи обязанностей и сил, если они у нас есть. Нам даются задатки, которые мы должны развивать и улучшать, чтобы не стать самым обычным, среднестатистически-никчемным жителем Земли, не достойным оставить след в истории. Ни к чему не стремящимся не позволяют запомниться – их имена стираются, и таких людей быстро забывают даже собственные родственники. Был человек – и нет его, только надгробие и помнит, кем он был и когда жил. Нам всегда хочется сделать что-то значимое, совершить какой-то подвиг или изменить окружающий нас мир, но не каждый в результате решается рискнуть и действительно что-то сделать. Он тоже когда-то таким был, пока не взглянул на свою жизнь со стороны и не понял, что с него хватит.
Его становление началось в тот момент, когда Луциан устроил резню в их обители, в их общине, живущей тихо и мирно, никому не мешающей и не создающей угрозы живущим поблизости вампирам. Идиллическое существование возможно, когда жители преследуют общую цель – жить в мире и согласии, без выяснения отношений и дележки границ. Вампиров было мало – небольшая семья, как они себя называли, питающиеся людьми без убийств – дед с ними договорился, предложив помогать их жертвам быстрее заживлять их раны и не пугаться странных «летучих мышей», иногда забирающихся в дома, чтобы полакомиться человеческой кровью. Майнер-старший мастерски навешивал лапшу на уши местным жителям, не позволяя им заволноваться и поднять панику. Он всегда находил логические, по возможности, объяснения всему происходящему – даже, если это с виду казалось абсурдным. Он умел воздействовать на чужие умы, и именно этому учил своего внука – тщательно, упорно, показывая на живом примере воздействие твердого и непоколебимого духа. Главное – верить в свои силы, не сомневаться, что у тебя есть шанс и возможности что-либо изменить. Всегда нужно пробовать – пока не попробуешь, то и не узнаешь, какой результат можно получить. Догадки хороши, но очень эфемерны – ими увлекаются только трусы, боящиеся рискнуть и получить не устраивающий результат. А ведь из всего можно извлечь выгоду – даже из неудачи. Но таковые не часто имели место в его жизни. Ему крупно не повезло лишь единожды – найти себе наконец-таки любящую семью в лице представителей ордена и спустя меньше половины прожитой к тому моменту жизни потерять почти всех. Из-за чьей-то прихоти – эгоистичной и кровожадной, решившей показать свое собственное «Я» и установить свои правила и законы.
Ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы подготовиться к встрече с Луцианом. Месть – блюдо холодное, и оно требует максимальной сосредоточенности и выдержки, чтобы не совершить роковую ошибку – единственную, которая перечеркнет все положенные на это дело труды. Филиппу удалось спасти не так много ведьмовских реликвий, но дедовской гримуар он прибрал к рукам сразу же, как только осознал весь масштаб опасности. Именно эта книга заклинаний дала ему цель к дальнейшей жизни, открыла тайну возможной мести и позволила исполниться надежды, что у него все получится. Но прежде чем приступить к свершению правосудия, он должен был пополнить свои силы, а это был очень опасный и трудоемкий процесс – ему пришлось колесить по миру – из города в город, из страны в страну – ища представителей магической общины, годных для ритуала отбора силы. Он знал, что просто так никто не захочет расстаться со своей энергией, поэтому он выбирал только вставших на скользкую тропинку Тьмы ведьм и ведьмаков. Они отравляли мир своим существованием, несли вред окружающими и творили беспредельные в своей жестокости вещи, преследуя коварные и грязные цели своих больных рассудков. Майнер представлял себя лекарем, выдирающим эти опухоли из больного мира – он вырезал их тщательно и аккуратно, не позволяя никому приметить себя и уж тем более запомнить. Он проносился чумой, оставляя обожженные трупы, потому что именно всепоглощающий огонь мести, горевший в душе, стал его спутником и олицетворением – у каждого обладающего колдовскими силами человека есть предрасположенность – кто-то близок с ментальными навыками, кто-то на короткой ноге с призраками и потусторонним миром, кого-то приняли в свои объятия видения, а кому-то стали родными природные стихии. Майнер объединился с огнем, когда-то погубившим все, что ему было дорого – от ненависти до единой души меньше, чем один шаг, но больше, чем границы Вселенной.
Он отомстил Луциану с той же холодной расчетливостью, с какой тот изничтожил орден. Каждый шаг был четко выверен и много раз просчитан чуть ли не по секундам. Все возможные развития события были рассмотрены Майнером на древе возможного – все эти тонкие линии-ветки, расходящиеся путями-дорогами – каждое наше решение ответвляется от другого возможного. Чем больше решений – тем больше ветвей. Это огромное растение не проследить, оно не поддается даже отдаленно оценке – так много у нас возможных поступков, какими мы могли бы воспользоваться. Он появился один – самоуверенный, самонадеянный, опасный противник – пусть даже никто из вампиров сразу этого не понял. Он раз за разом, жизнь за жизнью отбирал силы у других, чтобы пополнить свою копилку – в нем было столько энергии, что он представлял собой бомбу замедленного действия. Ярость – напалм, достаточно запустить механизм и позволить ему сжечь все дотла за несколько мгновений, но он не мог пустить все на самотек – у него была цель, прежде всего он должен был убить Луциана, а затем всех его приспешников. Подогреваемая взятой под контроль яростью, его сила заполнила все окружающее пространство, парализуя вампиров вокруг Филиппа дикой головной болью – он поджаривал из сознание в буквальном смысле, заставляя корчиться от боли и падать как подкошенные. Он же просто переступал через них, направляясь к сжавшемуся для прыжка Луциану, готовому побороться за свою жизнь. Но он не мог пойти против древней магии, подпитанной добровольно переданными Филиппу для мести силами его деда. Он черпал энергию из потустороннего мира, отчетливо ощущая присутствие могущественных родственников за своими плечами – даже великовозрастный и опытный вампир не смог выдержать губительного воздействия на свой организм – Майнер поджарил и его. Крепко схватив его за горло, он смотрел, как глаза этой твари горят изнутри. В нос ударил тошнотворный запах паленой плоти, но в тот момент он ничего приятнее не испытывал, погружая трупы вокруг себя в смертельный огненный вихрь – ни от вампиров, ни от их особняка в ту ночь не осталось ничего, кроме блестящих груд серого и черного пепла. Он убивал с удовольствием, четко осознавая каждое свое действие – и кто еще опаснее из двух присутствующих здесь личностей? Убивающий ради крови вампир или человек, жаждущий власти и тоталитарной идиллии во всем мире?
- Путешествовал. Скитался. Искал, - он произнес каждое слово с намеренными паузами между ними, перебирая в памяти многочисленные эпизоды, составляющие мозаичный витраж его жизни, - Мстил, - добавил он спустя пару мгновений, переведя взгляд на огонь, пылающий в камине. Такая близкая ему стихия, что стала символом нового этапа в его жизни. Он подарит этот огонь и ей, как только разберется с этой странной, интригующей проблемой. Ему требовалось больше информации, но Катерина еще успеет обо всем ему поведать – сейчас откровений больше не требовалось, ей и так с трудом давались слова, раскрывающие последние месяцы ее мучений. Нельзя просто взять и выдрать кого-то из привычного мира – она как выброшенная на берег рыба, в чужой системе, во враждебной стихии. Ей необходимо вернуться обратно, иначе она погибнет – рано или поздно эта искалеченная сущность доведет ее до крайности, когда девушка решит, что с ней хватит. Последняя песчинка терпения упадет в часах, и сломанные пружины вытолкнут циферблат, разбив механизм на мелкие кусочки. А этого он допустить не может – такие, как Катерина, несут свою важную информацию этому миру – она преподает ценные уроки другим, сталкивает их с жестокой реальность и жестко сдергивает розовые очки с невинных носиков людей. Она вредит, но делает это во благо. Вам кажется это странным? Тогда вспомните о лжи во благо и спрячьте аргументы в своих глотках. Жизнь предоставляет нам учителей или забрасывает сразу на экзаменационные испытания – порой даже не знаешь, что хуже. В любом случае, такие эпизоды нужно ценить – личный опыт в стократ лучше любой теории.
- Я ищу других, чтобы восстановить и возглавить свой орден. К тому же я нашел своих внучатых племянников, - улыбка трогает его губы, когда он припоминает те сведения, что помогли ему собрать нанятые несколько лет назад детективы. Его родная кровь, его родственники, практически наследники, учитывая бурлящую в их кровь магическую силу. При правильном подходе, тщательной организации и контроле они станут в будущем его помощниками, что смогут не просто дальше развить орден, но и увеличить численность ведьм и ведьмаков, что соберутся когда-нибудь под знаменами красного клевера. Оставалось только найти достойную обитель, что станет их фамильным наследием и родным домом, что с таким рвением ищет последние десять лет Майнер. Он переводит взгляд на Катерину, что до сих пор сидит так близко и продолжает перебирать пальцами его волосы – с ощутимой нежностью, с уловимой мягкостью и доверием. Неужели она все-таки решилась?
Он наклоняется, чтобы взять с пола бутылку и наполненный вином бокал, который протягивает девушке с хитрым прищуром. Он молча предлагает ей выпить, наполняя пустой бокал в своей руке и возвращая бутылку на пол. Их бокалы соприкасаются в тонком звучании прозрачных стенок – и каждый делает по глотку, добавляя умиротворения в свои души. Пусть все заботы подождут до завтра – они никуда не денутся, они терпеливо подождут, пока эти двое побудут просто вдвоем, просто рядом, наслаждаясь честным и открытым теплом друг друга. Как никогда близкие, такие разные, но нужные – каждый по-своему, в неповторимой манере движения звезд. Их свела неведомая сила, опять, и Майнер чувствовал своим остро заточенным под ощущения сознанием, что это не просто так. Впереди их ждет нечто большее, непостижимое, загадочное, во что предстоит погрузиться с головой. И он был готов. Как и всегда. Как и в любой другой момент.
- В этом городишке есть что-то особенное, раз ты так надолго здесь задержалась, – он знает, что она тут давно. Ему не нужно ничего выяснять, чтобы сопоставить несколько фактов и прислушаться к своим ощущениям – в Мистик Фоллсе есть что-то или кто-то, раз она здесь. Сама земля пропитана каким-то особенным запахом тайны и пепла – раз он все равно собирается тут задержаться, то заглянуть в местную библиотеку ему сам бог велел. И что-то внутри настойчиво шептало – Катерина играет непосредственную роль в истории этого городка. Он знал, он слышал, от него не ускользают тонкие ниточки информации. Не только у стен есть уши, не только книги и живые могут рассказать правду – магу доступно многое. Источники повсюду.

Отредактировано Philipp T. Miner (30th Mar 2014 14:24:56)

+1

10

ODETTE MINER [ОДЕТТ МАЙНЕР]

ADELAIDE KANE
*внешность обсуждаема хочу эшли бенсон хд

Я уже потерял счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужна. Насколько мне известно, ты - ведьма вот уже 19 лет. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Новом Орлеане, что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.

http://media.tumblr.com/a18c56b3332028abe5348e0bab203bae/tumblr_inline_mqesxsDDdy1qz4rgp.gif

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

Часть семейного "древа", ведущая к Одетт

Джейкоб Майнер, младший брат Филиппа – родился в 1927 году. Первый раз женился в 17 лет – в 1944 году. Но его жена быстро умерла, буквально через полтора года после свадьбы. С нею же погиб и их ребенок. После этого долгое время жил один, не заводя никаких отношений, пока в 1958 году в возрасте 31 года не влюбился в молоденькую девушку, на которой и женился во второй раз. Через год, в 1959 году у них родился сын – Оливер Майнер. Спустя 7 (1966г.) лет у них родилась двойня – Самюэль и Скарлетт Майнер.
Оливер женился в возрасте 26 лет (1985г). Спустя год (1986г) у него родилась дочь Тереза Майнер. Через 5 лет (1991г) у него родился сын – Уилльям Майнер.
Самюэль же никогда не был женат, но в 26 лет (1992г) у него родилась дочь от одной женщины, с которой он прожил около 4-х лет под одной крышей. Она была ведьмой, о чем он не знал, поэтому у их дочери активировался магический ген, который передавался у Майнеров только по мужской линии, но был заблокирован по воле их прадеда – Джозефа Майнера (отца Филиппа) с помощью его отца (деда Филиппа) – Руфуса Майнера. Силы стали проявляться в девочке где-то в возрасте 12 лет (2004г). Именно тогда ее нашел Филипп. Мать на тот момент уже давно оставила семью, поэтому воспитанием Одетт Майнер занимался ее отец Самюэль и её тётя Скарлетт, у которой своих детей так и не было.

Итак, как становится понятно из информационной сводки под спойлером, у Одетт магический ген активировался в возрасте 12 лет. Тогда ее эмоциональные всплески впервые стали находить физические отклики в мигающем свете и внезапно открывающихся-закрывающихся дверях. Отец довольно-таки быстро заподозрил неладное и стал таскать дочь по всевозможным врачам, считая, что у нее имеется какое-то отклонение. Не известно от чего Одетт лечили года три, пока ее тете не удалось уговорить своего брата отдать девчушку в закрытую школу. Возможно там, под специализированным присмотром она и вылечится. Хотя Скарлетт прекрасно понимала, что у ее племянницы имеется дар, который никак не "вылечишь".
Именно тогда Филипп наведался к своей племяннице, чтобы рассказать и показать ей - она не одна такая. В силу юного возраста Одетт отвергла то, что увидела и услышала, прогнав Филиппа и решив, что он просто какой-то сумасшедший однофамилец, а не ее родственник. Но Майнер был крайне терпелив, поэтому вернулся ровно через год, на ее 16-ти летие, на которое к девчушке не приехал собственный отец - только тетка, которая сразу же поверила Филиппу и всем его рассказам, что он решил озвучить в присутствии Скарлетт. Риск оправдался, и теперь Скарлетт вместе с Филиппом пытались объяснить Одетт, что она - никакой не фрик, не больная ошибка природы, а абсолютно нормальная девушка, просто одаренная значительно больше, чем другие.
Они договорились, что по окончании школы, Филипп заберет Одетт с собой. Скарлетт согласилась помочь и обещала убедить своего брата в том, что девочку отправляют за границу, в какой-то европейский университет по распределению. И ему только будет нужно оплачивать каждый семестр. Ему это было только на руку, ведь он уже решил завести новую семью, а тащить с собой нежеланное дитя в новый дом и к новым родственникам Самюэль не хотел.
В 17 лет у Одетт появилась новая семья - ее дядя Филипп и седьмая_вода_на_киселе_брат Грей. 

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

С ней всегда было тяжело. В силу своей эмоциональности и яркого темперамента, Одетт всегда давала жару своему дяде и брату. Она бывает капризна, проявляет свой нрав, часто не соглашается и спорит, но несмотря ни на что она всегда слушается Филиппа. Что бы она ни говорила, как бы не собиралась поступить - против его воли она никогда не пойдет. Он забрал ее к себе, проявил отеческую заботу и любовь, помог взять под контроль свои способности, показал, как их можно развить и открыл ей новую и интересную жизнь - в путешествиях, в новых знакомствах, в других таких же, как они сами. Они создали своими руками семью, и Одетт всегда будет предана своим родственникам. Она - Майнер, и она знает, что такое семья и как за нее нужно бороться и держаться. Она любит и Филиппа, и Грея, возможно, в какой-то степени Филиппа даже больше, чем следовало бы.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Данная роль - не на один день. Это очень важный для меня персонаж. В моих глобальных планах - восстановить орден, который когда-то был основан моим дедом - орден "Красного Клевера". Мне нужны мои родственники, мои наследники, которые будут моими руками и глазами, моей армией и движущей силой. Мы с вами отправимся в Новый Орлеан и будем поддерживать местных представителей магической общины. Мы будем им помогать и, кто знает, может быть отвоюем себе Французский квартал, сделав его государством внутри государства, как Ватикан?
В любом случае, семья имеет для моего персонажа первостепенную значимость. И брошенные на произвол судьбы племянники - это та сила, что помогает ему двигаться дальше, к своей цели. Вы - мое сокровище.

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

В тайниках ледяного сердца
Спрятан очень большой секрет -
Как одна короткая встреча
Затянулась на несколько лет.

Тяжелые пятьдесят лет. Но интересные. Он не сидел на месте ни секунды, не позволял себе отдохнуть или расслабиться – только вперед, только двигаться дальше, не замирая, не останавливаясь, не теряя драгоценное время. Его жизнь ограничена, как ни крути – вечно жить за счет других он попросту не сможет, не захочет – все зло не искоренишь, и у него всегда будет возможность пополнить запас своих лет за счет чужих жизней, но как долго сможет продлиться эта неправомерная жестокость, которую он себе позволяет ради «благого дела»? Всем и так известно, куда выложена дорога благими намерениями, а Майнер не торопился встретиться с теми, кого отправил по своей прихоти на тот свет. Все перед смертью равны, только у сверхъестественных существ есть свое Чистилище, где они будут вынуждены встретиться рано или поздно. Вряд ли эта встреча будет такой уж приятной, единственное, что радует – он увидит деда и своих родственников, о которых тот ему рассказывал. Старые гравюры и нарисованные красками портреты не способны передать реальных людей, их характеры и мысли в полной мире – ему так хотелось узнать своих предков, передавших эту ведьмовскую жилку по наследству, их стремления и желания, поступки и действия, в которых применялись дарованные природой силой. Ему хотелось услышать их мнение по поводу своих поступков, ощутить поддержку или осуждение, узнать, что бы они сделали, будучи на его месте – ему банально было нужно вспомнить, что такое семья.
Там, в Новом Орлеане, его ждали внучатые племянники, прибывшие незадолго до отъезда Филиппа в Мистик Фоллс. Можно сказать, что в буквальном смысле он их «соблазнил» неизведанными способностями, что они в себе обнаружили, и украл у их семей, чтобы забрать к себе и показать мир. Показать настоящую жизнь со всеми ее красотами и ужасами, показать города и страны, в коих им еще предстоит побывать, но в первую очередь, конечно же, прошерстить все штаты в поиске таких же, как они – ведьм и ведьмаков, которым нужна помощь, поддержка или хотя бы дом, которые будут не прочь обрести друзей, наставников или названных родственников. Они были исключительными, но не единственными – не изгоями, не со странностями, не мутантами, как они первое время себя называли – людьми, детьми-индиго, эволюционировавшими представителями человечества, смотрящими вперед. Он желал показать им, что не нужно себя бояться, не нужно страшиться необъяснимого, что так трудно понять сознанием, что не может объяснить наука – стоит только заикнуться о каких-то сверхчеловеческих способностях в себе, как тебя отправят под нож и разделают, как кусок мяса. Без сомнений, без морали и принципов – из любопытства, ради науки и будущего – как же легко объяснить свои корыстные потребности, спрятав их за умными словами и фразами. Никто даже не засомневается в правдивости слов, поверив в то, что подопытным даже не было страшно, не больно, и что они сами были рады отдать под пытки ради доброго дела. Люди так легко подпадают под чужое влияние – достаточно засыпать их мозг ворохом слов, заставить забыть о сути дела, как они готовы поверить во все, что угодно. Потому что люди, в большинстве своем, ведомы и предпочитают не думать сами, отдавая власть и решения в чужие руки. Всегда проще обвинить кого-то другого за ошибку, чем себя – так свергают власть, так устраивают революции, так перекраивают мир. Чужими руками, чужими словами, чужими головами.
- В Новом Орлеане. Ждут и, надеюсь, не делают глупостей, - они провели вместе почти три года, за которые ему многое удалось им поведать. Показать, продемонстрировать, подтолкнуть попробовать и понять – это было трудно, иногда даже очень – он видел, что они были готовы отказаться, сломаться, убежать от пугающей действительности, которой отчаянно пытались найти объяснение. Не нужно было пытаться найти ответы на все вопросы – иногда нужно просто принять действительность такой, какая она есть. На некоторые вопросы мы не способны найти ответы – наше сознание очень узко, ведь мы используем свой мозг на ничтожную малую долю мощности – даже им, магам, не дано понять всего, что происходит в их мире, наполненном силой и множеством тайн, в которых не могут разобраться даже самые великие представители магического сообщества. Майнер тоже пытался и продолжал делать это каждый день, кропотливо собирая гримуары, изучая древние трактаты и отыскивая чуть ли не под землей редких древних ведьм и ведьмаков, которые соглашались ему поведать то, о чем знают лишь единицы. Его ум и воображение будоражили открываемые тайны, выкладываемая на свет информация и те вещи, о которых было даже страшно подумать – Добро и Зло всегда идут рука об руку, и где есть польза, там же рядом и вред. Они неразделимы, но важно видеть грань, которую легко можно переступить, увлекшись изучением всех премудростей ритуалов и заклинаний. Он не хотел, чтобы его племянники когда-нибудь сталкивались с противоположной стороной своего обучения – он помогал им постигать исключительно светлую сторону, не забывая готовить их и постоять за себя – горький опыт встречи с Луцианом отбил у Филиппа наивность, что беды хороших людей обходят стороной. Наоборот, именно к Свету и тянется Тьма, пытаясь испортить белое своим мазутно-черным. Они должны уметь защищаться и защищать других, поэтому в их практикум вводились не только полезные заклинания и зелья, но и смертельные. Самое губительное и страшное Майнер оставлял себе, не желая, чтобы такие могущественные знания имелись у кого-либо еще, кто мог бы воспользоваться ими не в таких контролируемых пределах, как это делает он. Возможно, здесь имелась и частица его эгоизма, взращенная опьяняющим чувством силы, но пока в его сознании была твердая решимость и убежденность в чистоте своих намерений, он не позволял себе делать шаги в сторону или выбирать тайные тропинки, ведущие в дебри познаний. Он шел твердо, прямо и под фонарями, следуя избранному пути, призванному нести только благодать. Свята убежденность – главное, чтобы она не стала пороком и не приняла личину безумия.
- Не преувеличивай мою значимость, - он поднял бокал, смотря сквозь его блестящие в пламени камина грани на Катерину, - За тебя и за нашу встречу, - она была в каких-то несуществующих десятках сантиметров от него, улыбающаяся и кокетливая – такая, какой он когда-то привык ее видеть. Снова сильная и твердая, как алмаз, восхищающая и радующая глаз своей утонченной красотой. Он понял – не важно, как люди встречаются. Они могут быть из совершенно разных миров, никогда не ходить одними путями, но однажды они сталкиваются – и их жизнь меняется. Она оставила после себя яркие моменты, которые он не стал переносить в картотеку прошлого – она всегда была в настоящем, где-то там, за горизонтом, просто их дороги никак не могли сойтись. Ему потребовалось много времени, чтобы измениться, усовершенствоваться и понять, что он способен изменить направление своей дороги из желтого кирпича, чтобы попасть в ее изумрудный город – он здесь, он рядом с ней, и он снова ввязывается в какие-то приключения, что стали частью его жизни. Жажда знаний впитывалась кровью и поверхностью кожей – изучать, пробовать, открывать что-но новое – он ощущал тонкие нити этого полотна, укрывшего Катерину с головой и скрывшего неудачное воздействие на ее сущность – он мог ухватиться за кончик и распустить это одеяло, чтобы высвободить ее свободолюбивую сущность – он был охотником, а она его зверем, попавшим в капкан. Только настоящий охотник способен отпустить редкое творение природы, чтобы оно жило и будоражило умы других – потому что свободный зверь всегда лучше чучела на стенке. Птица должна летать, а не жить в клетке.
- Но здесь твое сердце. Или его половина, - его глаза таинственно блеснули, отразив языки полыхающего в камине пламени. Есть такие места, которые всегда нас непреодолимо тянут – говорят, дом там, где твое сердце. Где твое сердце, Катерина, на самом деле? В ком оно прячется, кого ждет? Здесь должно быть что-то или кто-то явно настолько значимый, что она никуда не сбежала после своего провала – куда подальше, чтобы зализать раны и подготовить план мести, придумать способ выбраться из скользкой ямы, в которую она невольно попала. Ему не нужно было спрашивать, чтобы просто это понять, почувствовать, прочитать по глазам – не волнуйся, дорогая, он не станет копаться в твоей голове, спрашивать или молча подталкивать к ответам. Твоя жизнь – твоя территория, на которую он не заступит, пока ты сама его не позовешь, не пригласишь переступить порог дома, открыв свою душу. Чужая жизнь – чужая собственность, а он не вор и не нарушитель, чтобы незаконно пересекать границы ради удовлетворения собственного любопытства. Она ведь женщина, взрослая и опытная, пусть она и делает вид, что ее сердце покрыто толстым слоем льда – она все равно способна чувствовать. Мы все обладаем эмоциями, но некоторым проще от них отказаться, чем пытаться справиться и научиться контролировать. Вампирам в этом плане было одновременно и проще, и сложнее – они ощущали все острее, ярче, сильнее, но в любой момент могли просто «отключить» чувства и стать машиной для убийств без сомнений, переживаний, человечности. Стальная жажда и жестокость холодного рассудка.
- Я еще ничего не сделал, но уже тебя порадовал – времена меняются или ты стала более снисходительной ко мне? – он усмехается, осушая свой бокал в два глотка – жидкость приятно обжигает горло и дарит ощущение тепла изнутри, согревая грудную клетку и расслабляя мышцы – но не захватывая ясное сознание, всегда стоящее на страже ситуации, - Мне стоит рассчитывать на твое гостеприимство или нагло напроситься спать на диване, дабы не возвращаться в город и не искать отель? Если он вообще здесь есть, - Филипп повернул голову к девушке и с не мигающим взглядом принялся изучать ее лицо, ожидая малейшего намека на крутящиеся в голове девушки мысли. Она затеяла свою кокетливую игру, и он собирался в ней поучаствовать, встав на игровое поле со своим лукавством и свободным общением, что никогда – без видимого соглашения собеседника – не перейдет границ дозволенного. Она раскладывала карты – он делал ставки. Эта маленькая комната может стать казино или полигоном боевых действий – здесь правит королева Катерина, ее территория, ее правила, ее указы, что позволят ему либо стать фаворитом, либо остаться обычным графом, приближенным ко двору. Он не собирался на что-то надеяться или даже рассчитывать – если только на себя, потому что более ни на кого в этой жизни, в первую очередь, надеяться не стоит. Она ему доверилась – и он не собирался ее обманывать, но это вовсе не означало, что он не будет пристально за ней следить и проверить, как бы она не воткнула ему нож в спину – доверие вещь очень хрупкая. Она его заслуживала, но даже в прирученном диком звере иногда просыпаются опасные инстинкты, что подтолкнут его укусить кормящую и обласкивающую руку в самый неожиданный момент.

+1

11

ИМЯ И ФАМИЛИЯ ПЕРСОНАЖА

DEBORAH ANN WOLL

Я уже потеряла счет времени с момента нашей последней встречи, но по-прежнему лелею надежду найти тебя, ведь ты так мне нужна. Насколько мне известно, ты - вампир вот уже первый день. Земля полнится слухами, а они гласят, что совсем недавно тебя видели в Новом Орлеане, что придаёт мне сил верить в наше скорейшее воссоединение.

https://31.media.tumblr.com/311ed945b66962c895951d9029948f12/tumblr_n4vgcs8IFU1trdrjoo5_250.gif

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ СОБЫТИЙ, СКЛАДЫВАЮЩИХ ЖИЗНЬ

Славно, если Вы знакомы с Джессикой из "True Blood", т.к. персонаж частично или почти полностью заимствован оттуда.
Ты родилась в семье верующих людей, посещающих церковь каждые выходные, читающих молитву перед едой и на ночь. Всё это окружало тебя с рождения, всё это вдалбливалось в твою бестолковую головку с детства. Работа по дому, помощь матери, забота о младшей сестре - твои обязанности были безграничны, к тому же ты не имела права возразить, жаловаться и пререкаться, иначе получала по своей наглой мордашке. Такое вот воспитание.
Тебе недавно исполнилось восемнадцать, но родители продолжили тебя воспитывать лишь с удвоенной силой. Любая другая бубудчи на твоём месте уже сдалась бы, но сила твоего характера направлена на покорение Эвереста. Ты решилась сбежать в любой соседний город, выбор пал на Новый Орлеан, в котором ты задержалась на пару дней. Лишь в твоей голове всё разложено по полочкам, лишь ты одна знаешь, хотела ли ты сбежать совсем, избгая встреч с родителями, или же просто желала проучить ненавистных предков. Только вот судьба сложилась иначе, тебе уже не суждено было вернуться из Нового Орлеана прежней.
Я встретила тебя в какой-то забегаловке, ты, наверное, первый раз за пару дней ела что-то. Платить было нечем, а потому помогала на кухне и мыла посуду; вышла на улицу, чтобы подышать свежим воздухом после этой духоты, ну а я не заставила себя долго ждать. Сначала я думала поужинать, не оставляя после следов и тебя, собственно, живой, но не знаю, что мне в голову ударило, что-то пошло не так, как обычно, и вот я уже прокусываю запястье, заливая тебе в глотку собственную кровь. Добро пожаловать в новый мир.

ДЫХАНИЕ В УНИСОН

Ты очнулась в одном из отелей Нового Орлеана в моём номере уже вампиром, не понимая, что происходит. Внушив тебе, я узнала, кто ты, откуда, кто твои родители и как ты жила. После твоего рассказала, быть может, кто-то иной пожалел бы, что обратил тебя, но не я. Первый глоток крови, и ты прошла посвящение, попав в новый, незнакомый тебе мир. Я же решила сделать тебе одолжение и научить всему, что необходимо знать новообращённому вампиру.
Знаешь, я считала тебя богобоязненной девочкой, трусливой, неспособной выжить; думала, что в этом городе, полном сверхъестественных существ, ты вряд ли проживёшь. Но ты удивила меня... ощутив свободу, превратилась в совершенно иную девушку, своенравную, несдержанную, подвластную своим порывам, чувствам и эмоциям, совершенно неуправляемую. Всё это время ты так страстно желала познать мир, но тебе запрещали, и теперь все твои желания выплёскиваются наружу с утроенной силой. Ты нарушаешь правила, которые были вдолблены в твою голову с рождения, ведёшь себя вызывающе, упиваясь собственной свободой и вседозволенностью. Ты то ожесточённо набрасываешься на кого-то, то ведёшь себя застенчиво, возвела стену вокруг себя, через которую сложно пробиться. Но я вижу, что внутри всё ещё живёт испуганная маленькая девочка. Ты умеешь чувствовать и сострадать, я это знаю точно, ты преданна и уязвима. Ты раскрываешься лишь навстречу любви, при этом замыкаясь в себе, если к тебе проявляют равнодушие или враждебность.
Мне будет сложно сдерживать тебя, но разве я когда-либо кого-то сдерживала? И в этом случае не буду или буду это делать очень редко, мне весело с тобой, ты забавная, свободная, но я не хочу превращать тебя в бездушную машину для убийств, быть может, пойму это немного позже, но надеюсь пойму, а не совершу той ошибки, которую совершили со мной.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

На роль ищу ответственного игрока, который не сбежит через пару дней. Также не хочу, чтобы Вы рассчитывали только на игру со мной, хочу, чтобы Вы взаимодействовали с другими, продумывали свою сюжетную линию. Надеюсь, что прочувствуете персонажа, и мы с Вами сыграемся.

СВЕРНУТЫЙ ТЕКСТ

Find me here and speak to me
I want to feel you
I need to hear you

You are the light that's leading me
To the place where I find peace again

   Можно ли умереть от счастья? Или это устойчивое словосочетание просто пустой звук, произносимый многими для повышения важности какого-то события. Наверное, я бы могла, сейчас, сию же секунду я смогла бы отдать свою жизнь взамен на этот момент, маленький, короткий момент нашей встречи. Желать большего, кажется, уже совсем нереально, неправильно, неверно. Но люди так устроены, каждый раз они жаждут большего, поэтому сейчас, привыкнув к той мысли, что Тео рядом, что он здесь со мной, я совсем как обычный человек желаю продолжения этого момента. И мне не нужно больше ничего вокруг, я твёрдо убеждена в этом, я нашла всё, что искала, всё, что даже не надеялась обрести. Сколько горечи, тоски и любви было в моих воспоминаниях, сколько было слёз, сколько желания забыть обо всём произошедшем, но один светлый момент вразумил меня тотчас.
   Не хочу отпускать его, не желаю отстраняться, хочу ощущать подушечками пальцев, что это действительно не сон. И я вроде бы поверила уже, но до конца ещё не осознаю, что наша встреча действительно произошла. Это событие перечеркнуло в один момент важность всей моей прожитой жизни, всё стало таким глупым, лишь отчаянными попытками жить, но теперь… я будто бы готова с новыми силами начинать всё заново, с чистого лица, но теперь не одна. И хоть рядом со мной были те, кто помогал все эти годы, пытался быть близок ко мне, сейчас всё это неважно. Всё познаётся в сравнении. И сейчас я понимаю, что всё это время была одна, моё одиночество испарилось в момент, когда я смогла посмотреть в глаза Тео, увидеть застывшие слёзы в его глазах, и я теперь не в силах сдерживать свои.
   Кажется, это счастье настолько меня наполнило, что никогда не прекратится, его хватит на нас обоих, на нашу оставшуюся жизнь. И я больше не хочу лишаться части себя, того родного, кто вот так просто после стольких лет разлуки способен рассмешить меня и довести до слёз. Но прежде чем наслаждаться нашим приобретённым счастье, необходимо разобраться с насущными вопросами, не угасающими в моей голове. Я вроде бы и не пыталась думать, не думала совсем о нашем прошлом, но столько в голове вариантов, которые не дают мне покоя. Если всё это время мой брат был жив и невредим, почему необходимо было ждать столько времени, прежде чем увидеться? Почему всё происходящее настолько несправедливо? Почему моя жизнь была адом всё это время без него, ведь я уверена, если бы он был со мной, то, оглянувшись назад, я смогла бы улыбаться воспоминаниям, а не винить себя во многом, что произошло.
   Всхлипываю, ощущая близость его тела, даже не пытаюсь успокоить себя, потому что не в силах прекратить этот эмоциональный поток. А он пытается рассмешить, шутит; лишь грустно усмехаюсь, потому что уже в следующую секунду меня окутывает страх. Как теперь разбираться с тем, что мы сделали? Я должна бы ненавидеть его, а он меня, но почему я не испытываю ничего, кроме безумного желания обнять и находиться рядом? Кроме этой безумно душащей меня тоски, чувства вины и одновременной радости нашей встречи? «Джорджи». Моё имя в его устах звучит иначе, не как обычно, отправляет меня в детство. Его голос звучит так мягко. Ещё ни один человек не произносил моё имя так, что я потеряла бы дар речи, не зная, что ответить. Чувствую прикосновение его ладоней к моему лицу, чуть приподнимаю голову, позволяя себе видеть его красивые ясные глаза. Смотрю в них, утопаю, а в ушах непонятный шум и свист, даже не сразу разбираю слов, произносимых им. Я узнаю в этих глазах всё – строгость нашего отца, с которой он порой ругал нас, мягкость нашей матери, поющей мне на ночь, узнаю даже себя – эту искру в его глазах. Искорки в его взгляде были столько, сколько я себя помню, а потому матушка с детства рассказывала о том, что появились они в его глазах с моего рождения. Но та любовь и нежность, с которой он смотрит на меня – всё это принадлежит только ему и никому более.
   Могу ли я не верить ему? Не верить его словам, которые он произносит столь искренне? Наверное, это совсем невозможно, и я готова верить любому слову, которое он скажет мне. Я готова обвинять весь мир во лжи, но верить одному единственному слову своего старшего брата. Так было всегда, ничего не изменилось. Должна ли я верить человеку, который собственноручно лишил меня жизни? Быть может смешно, но да, я верю и даже не готова спорить с его словами. Но зачем Дорел так упорно пытается донести до меня такую простую истину? Я знаю, что он не тронет меня, знаю, что могу положить на него, знаю всё, что отражается в его глазах. Он не причинит мне вреда, а я ему. Не хочу испытывать это вновь, переживать всё заново, вновь запираться в своих мыслях, будучи неспособной выбраться из них самостоятельно.
   - Я знаю, – шёпотом произношу я севшим голосом, всё ещё глядя на брата. И уже не важно, что произошло и когда это случилось, при каких обстоятельствах. Уже ничего нет более важного чем то, что мы рядом друг с другом. Теперь мне кажется, что моя очередь сказать «я не хотела», моя очередь говорить о том, что я не желала, чтобы всё случилось именно так. Но каждый раз пытаясь открыть рот и сказать эти слова, я вспоминаю себя в тот момент, когда лишила жизни своих родителей и брата. Мои воспоминания говорят об обратном, и хоть сейчас я понимаю – иначе быть не могло, а моей вины в моём поступке нет, просто так легли карты, умелый кукловод смог уверить меня в том, что я сама этого хочу… но я хотела. На тот момент, в то время, когда моя рука сжимала его шею, я хотела этого. И я не могу сейчас солгать. - Я… – моя ложь застревает в горле, смотрю в его светлые глаза, пытаюсь найти подходящие слова, но в ответ лишь неловкое молчание. Отстраняюсь. Делаю шаг назад, второй. Так медленно течёт время, но мне его не хватает, чтобы подобрать слова. Злюсь. В секунду чувствую просыпающийся в себе прилив злости, почти ярости по отношению к самой себе. Ненавижу.
   - Я ненавидела вас, – тихо выдавливаю из себя, потому что пришло время сказать это. И я так долго держала всё в себе, так долго никому не говорила то, что чувствую или чувствовала когда-то, что, кажется, уже разучилась, и слова не вяжутся друг с другом. - Ненавидела каждого из вас троих, – почти сквозь зубы, не могу сдержать злость, только теперь она направлена на меня, никак иначе. Я могла бы прятаться за отговорками, могла бы вымаливать у неба прощения за свои грехи, но всё это время, долгие годы я лишь изводила себя, прячась за напускной невиновностью в содеянном, но при этом ощущая постоянно копившееся во мне чувство вины. - Ненавидела отца за его жестокость, постоянные пьянки и издевательства; ненавидела мать за её неспособность противостоять тому, кто угнетал всю семью, за её слабохарактерность и покорность; и я ненавидела тебя, – смотрю в глаза брата, и это чувство во мне – будто бы с меня заживо кожу сдирают. Эти мучения никогда не прекратятся, я не могу пережить их, оставить где-то за собой, пока не скажу всё, что должна. - Это был мой выбор, Тео, – почти шёпотом, давясь слезами. - Меня подвели к нему, но он был мой! – до крика, отражающего мою боль, которая будто бы выходит с ним наружу. Делаю вдох, глубокий, но короткий, едва ли успевая захватить нужное количество кислорода, чтобы дышать. Всхлипываю.
   Я не знаю, как можно отнестись к таким словам, не знаю, как отнесётся к ним Тео, что скажет, что сделает. Что угодно. Понимаю, что он может сделать всё, что угодно, ему позволено, пусть. Только не уходи. Больше всего я боюсь, что весь этот момент кончится, не продлившись и получаса. Боюсь, что он покинет меня вновь, увидев, во что я превратилась. Я ведь уже давно не та светлая девочка, которая радовала его одним лишь своим ангельским видом.

You are the strength that keeps me walking
You are the hope that keeps me trusting
You are the life to my soul
You are my purpose

You are everything

+2


Вы здесь » TVD: BURNING ALIVE » ЛАРЕЦ САМОЦВЕТОВ » вся жизнь впереди, надейся и жди [нужные персонажи]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC